Warning: mysqli_query() expects parameter 3 to be long, object given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 5

Warning: mysqli_query() expects at least 2 parameters, 1 given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 18
Секция "СЕТТЕР-ГОРДОН" ККОС МОО "ЛООиР"
Вход | Регистрация

История породы

ПОЛЕВЫЕ ЛИНИИ ГОРДОНОВ

24.01.2010
Документ без названия

ПОЛЕВЫЕ ЛИНИИ ГОРДОНОВ
М.Менделеева-Кузьмина

Являются ли испытания отображением полевых качеств в породе? У сожалению, не всегда. Причиной этому является разрыв между практикой охоты и полевым легавым спортом…


А ведь порода гордонов… - чисто охотничья. Но если даже иные линии гордонов и проявляли трайлсовые качества, то большинству из них было не по пути со скаковыми породами. Случилось то, что логически должно было случиться не только в западных странах, но и у нас: деятели трайлсового спорта отвернулись от гордона. Мы можем назвать лишь единственное имя спортсмена-гордониста – Р.В.Живаго, который и вынес на своих плечах всю спортивную историю гордона.

Итак, мы не можем основывать свое суждение о гордонах исключительно на хронике полевого спорта. Можно только сказать, что гордоны, бывавшие на состязаниях, показывали высокий класс.

ДО ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


Известно, что многие гордоны, не показанные в поле, были великолепными, умными – умнее прочих сеттеров – собаками, с отличным чутьем. Об этом свидетельствуют авторы, ими интересовавшиеся: Пенский, Сабанеев, Менделеева. На заре полевого дела, на первых английских испытаниях, когда господствовали не такие как теперь, а чисто охотничьи взгляды, гордоны определенно доказали свое превосходство. На самом первом испытании в 1865 г. – в Бедфорде все три полевых приза в классе сеттеров были взяты гордонами с высшими баллами по быстроте и чутью. Так было и все последующее время до 1973 г.

В этом году заканчивается золотой век гордона, а с 1875 г. они перестают появляться на испытаниях. Излюбленная в семидесятых годах порода начинает выходить из обихода даже охотников-практиков и в Англии, на континенте. Больше она не восстанавливается. А России повторилось то же самое, но с некоторым запозданием.

Вопрос о русских полевых линиях гордона необыкновенно прост: это до Октябрьской революции – история завода Р.В.Живаго; после революции – спорадические выступления нескольких выдающихся гордонов в Москве, Ленинграде и Киеве. Эти выступления, впрочем, ничем не кончились: благодаря разным причинам, «улучшателям» не удалось повлиять на породу и дать какую-нибудь устойчивую линию. Не везет, так не везет!

Впервые гордоны появились у нас приблизительно в 60-е годы, вскоре после выделения их в особую породу на английских выставках. Обзор деятельности МОО содержит заметку: « В 1866 году член Общества академик Г.С.Овсянников по просьбе председателя общества Бутовского прислал ему 2 щенков-гордонов, по-видимому, первых в Москве. Это совпадает с данными Пенского, по словам которого первые настоящие гордоны были выписаны в 60-х годах Бунсом и Самариным. В восьмидесятых годах вплоть до полевых испытаний 1890 г. В Москве гордон был самой любимой и распространенной охотничьей породой. Полевые победители-гордоны частично ведут начало от упомянутых старомосковских гордонов.

По старшинству и значению в истории гордона первое место, бесспорно, принадлежит именно Москве. История ее полевого гордона кратка, ясна, точна и необыкновенно красива: другого прилагательного не придумаешь для ведения породы по способу чеканного, теснейшего инбридинга, благодаря которому С.В.Пенский вывел свою линию гордонов. От них и пошло все лучшее в породе.

Линия вышла по препотентности – наследственной силе, как видно, необыкновенной. Вот родословная полевого чемпиона Весты 771, завода А.Д.Грачева, принадлежащей Р.В. Живаго; из родословной видна роль собак Пенского и его «стиль работы».

Чемп. Веста Р.В.Живаго, род. в 1901 г.

 

Рен Л.В.Живаго

Чок Л.В.Живаго

Бенно
С.Н.Дунаева

Веста
Л.В.Живаго

Стелла Л.В.Живаго

Бой
Кошелевой

Кора
В.Е.Кайзера

 

Дая 203 А.Д.Грачева

Дарлинг-Дин Пенского

Франт Пенского

Даш III, KCSB,11475

Дарлин-Флинкет, KCSB 24575
 

Дарлинг-Милка Пенского


Даш III, KCSB,11475


Дарлин-Флинкет, KCSB 24575

 

Тата Пенского

Ферт Пенского


Даш III, KCSB,11475


Дарлин-Флинкет, KCSB 2475

Дарлинг-Милка Пенского


Даш III, KCSB,11475


Дарлин-Флинкет, KCSB 24575

С.В. Пенский был старинным заводчиком легавых. Он – первый председатель Московского общества охоты. Своих последних собак – Фифи и Дупеля – он завещал Обществу. С.В.Пенский с очень ранних времен увлекся этой породой и уже в 60-е годы держал вывозных гордонов. Позднее он, просвещенный кинолог, бывал за границей и сумел сделать ценнейшие приобретения. Таким образом и пошли собаки, украшавшие впоследствии породу на наших испытаниях. Взгляните на родословную: фундамент ее – пара вывозных собак: кобель Даш III KCSB 11475, и сука Дарлинг-Флинкет  KCSB  24575.

Сеттер гордон

Вот пишет о них сам С.В.Пенский : «В начале восьмидесятых годов я купил в Шотландии и Гибба кобеля Даша III, получившего перве призы на выставке Кеннель-Клуба в Кристаль-Палас, в Эдинбурге и Кильмарноке, по матери деда знаменитого Хисзер Грауса. Кобель был 3 лет, не натаскан, но очень красивый и не слишком тяжелый. Дрессировать его было поздно, но я стал водить его на охоту – чутье оказалось прекрасное, поиск превосходный».

Хороших щенят от этого кобеля и обеих вывозных сук – Коры и Хисзер Блоссум – получить все не удавалось. «Случайно, - пишет он дальше, - попалась мне в Париже сука Флинкет; мать ее Меркленд –Ласс была куплена у Гиббса, отец же Рок был внуком Джасобсова чемп. Маркиза. Я купил ее щенком. Щенок вырос, и собака образовалась превосходная, хорошо сложенная, легкая, мускулистая, чутье имела замечательное, силу и страсть непомерные, скакала целый день без отдыха, но часто увлекалась и требовала строгого надзора. От нее и Даша III я повел мою породу гордонов. Главное достоинство моих собак составляли их полевые качества». Добавлю, что эти качества прочно передавались в потомство.

Из родословной видно, как взялся С.В.Пенский «за ведение породы»: Дарлинг-Милка – дочь вывозной пары, вязалась с родными братьями : Фертом и Франтом. От первого произошла Тата, от второго – Дарлинг-Дин. От «инбрида в квадрате», когда вновь были повязаны брат с сестрой – Тата с Дарлинг-Дином и произошла Дая Грачевского, давшая чемп. Весту и брата, мало уступавшего ей Беппо 770 Л.В.Живаго. Можно себе представить мощь и запас жизненных сил у основных производителей, если они смогли выдержать такой тесный инбридинг и дать могучих собак! Железные, видимо, были!

С.В.Пенский был охотник-собаковод, но не спортсмен – сам своих собак не выставлял, не испытывал и не выводил. Не найди он последователя в лице Р.В.Живаго, построившего питомник на основе собак Пенского, мы так бы и не узнали, что представляли собой собаки Пенского.

Р.В.Живаго был натурой совершенно другого склада: может и охотник, но в первую очередь спортсмен исключительного масштаба, не только гордонист, но и пойнтерист. В каждой из этих областей он сумел проявить себя и ярче и сделать больше, чем многие другие: в области гордонизма он создал всю их полевую спортивную историю, дойдя до чемпионата. Он начал вести гордонов давно – еще до полевых испытаний. Охотились и держали гордонов вся семья Живаго – несколько братьев - и  родственная семья Дунаевых.

Это были тяжелые красивые гордоны, работавшие на небыстрых аллюрах. Первый гордон, принадлежащий Р.В.Живаго, была Веста, сестра известного, изображенного в книге Сабанеева Чока (Зорька Раевского – Бой Головачева) Л.В.Живаго. С помощью ее дочери Нормы от Беппо Дунаева он получил Авара и Нелли, родившихся в 1891 году от его же Амариса. Обе собаки были первыми гордонами, поставленными на полевые испытания. Это было в 1892 г. Успех их был слабый: Нелли осталась без диплома, Авар получил диплом III степени при 44 баллах. Так закончились выступления гордонов этой крови.

Той же судьбе подверглись подобные же гордоны – Телль Франко и Нора Л.В.Живаго. Настал перерыв… М вот в 1896 году Москва увидела небывалую вещь: гордон Рок 95 И.М.Левачева, родившийся в 1895 г. От Таты и Дарлинг-Дин, проходит вторым на диплом I степени с чутьем 20 и ходом 18 из 20, не ниже победителя пойнтера Пан Штеккера. Впервые видели у нас гордона с таким ходом, стилем, чутьем: завод Пенского дал о себе первую весточку.

 

Сеттер гордон

Второе знакомство с этим заводом произошло в 1898 году, когда сука Дая 203, родившаяся в 1897 г. От тех же Таты и Дарлинг-Дина и подаренная Пенским Р.В.Живаго, прошла на дипл. III ст. при чутье 16 из 20 и ходе 16 из 20. Завод Живаго выступил на полевую арену возрожденный, перестроенный на кровях гордонов Пенского. Наступило знаменитое и быстрое восхождение этого питомника; гордоны же завода самого Пенского больше не появлялись на испытаниях.

В 1900 г. – новая сенсация: первым в первопольном классе при дипломе I степени, общем балле 84 и чутье 23 (из 30) проходит гордон Кир 435, завода самого Р.В.Живаго, родившийся в 1899 г. От его Даи и Кракса, который происходил от Нормы старой московской крови и некоего Бена-Муссен английского происхождения (от Хизсер – Бен и Долль, родители коей имеют номера уже английской родословной книги) Он же проходит с дипломом II степени в классе многопольных (чутье 18, общий балл 77).

1901 год проходит без событий. С 1902 г. Начинается наиболее блестящий период в истории гордона и питомника Р.В.Живаго. В частности выступают однопометники Весты и Беппо, родословная которых приведена выше. Эту комбинацию следует считать попыткой соединить мелковатых, утонченных собак Пенского с более могучими прежними московскими гордонами. Фотография сохранила нам черты Весты, ее брат Беппо, по свидетельству Б.М.Лазарева, отличался необычайной быстротой и силой, казался низким на ногах – до того объемиста и глубока была его грудная клетка.

Карьера Весты полевая: как первопольная она проходит в 1902 г. Первой при дипломе I степени (чутье 23 из 30 и 17 за ход), а в многопольном – получает второе место при дипломе I степени (чутье 21, ход 17). В том же году она едет в Петербург и получает 1 приз на испытаниях ОПИДОС – общества наиболее трайлсового. В последующие 2 года Веста выступает в Петербурге в том же обществе, в 11903 г. Приходит на 3 приз, а в 1904 г. получает звание Чемпиона.


 Сеттер гордон

Беппо Р.В.Живаго выступал только в Москве: в 1902 г. первоп. (4 приз при дипл. II степени, чутье 18, ход 18); в 1903 г. – снова диплом II степени и третье место за знаменитым ирландцем Рейон-де-Лихославль и Уайльд-Неро (чутье 18, ход 17); в 1904 г. он проходит первым на диплом II степени с чутьем 19 и ходом 18. 

После столь редких успехов питомник Живаго попал, очевидно, в тупик, не найдя сколь-нибудь интересных новых производителей. Начинаются вязки между производителями, явно неспособными дать что нибудь новое и интересное. Нелегко их было найти в это время и за границей. Еще в 1897 г. Р.В.Живаго с братом пробовал ездить в Бельгию за гордонами, но принужден был вернуться с пойнтером (то был Рокет).

Так или иначе, но несравненный чемпион Веста вяжется с близким родственником Дупелем (Хизсер-Нора – Дарлинг-Дин 570, родившийся в 1900 г.), провалившимся на испытаниях в 1901 г. Веста выдержала эксперимент: дочь ее от этого Дупеля получает в 1905 г. первое место при дипломе II степени (чутье 18, ход 17) а в Петербурге в ОПИДОС похвальный отзыв.

В дальнейшем попытки ведения в родстве столь тесно инбридированной семьи привели к результатам, которые можно было ожидать: наступило вырождение. Например Бен 1879 Ф.Н.Щербачева от Доли 1184, влад. и Дупеля 570, его же, прошедший на первое место 1909 г. при дипломе I степени (чутье 20, ход 17), в 1910 г. – на диплом III степени (чутье 17, ход 16), сохранил тип семьи, но был просто маленьким рахитиком.

С этих пор Р.В. Живаго отходит от полевого спорта. Продолжателем на время является его брат гончатник, - Л.В.Живаго. Л.В.Живаго сделал новое усилие получить свежую кровь и избегнуть  инбридинга: он вошел в контакт с питомником Б.М.Лазарева, собаки которого – известные выставочные победители, хоть и не выступали на испытаниях, но имели репутацию прекрасных работников и отличались легким типом. Происходит обменное использование производителей; Атос 1708 (Нана Стулова – Бен Живаго) питомника Лазарева вяжется с суками Живаго: Долей 1184 и чемп. Вестой 771, а суки того же Лазаревского питомника Вайда 2615 (Атос – Леди Барбера) и Дарлинг 2262 (Атос – Доли 1184) – ставятся с Беппо 770 Л.В.Живаго.

К такой комбинации принадлежит Кора 2270 от Дарлинг и Беппо, родившаяся в 1909 г, Л.Живаго.  В 1910 г. она успеха на испытаниях не имела. В 1911 г. появляется пара однопометников от Беппо и Нигры: сестры Дарлинг – Борей 2841, и Бьянка 2842. Бьянка проходит четвертой на диплом II степени (чутье 18, ход 13), но Борей успеха не имеет. В том же году в классе многоп. Стелла 2843 (Беппо – Дарлинг) проходит на диплом III степени (чутье 16, ход 16), Кора же остается без награды.
Так закончили московские гордоны дореволюционный 27-летний период – с 1890 по 1917 г.г. За этот период мы насчитываем 30 выступлений гордонов. Процент дипломированных на них очень высок – 16 из 30, т.е. более 50 процентов. Из них оказалось:

5 дипл. I степени – Рок, Кир, Веста и дважды Бен;

6 дипл. II степени – Кир, Беппо трижды, Ванда и Бьянка;

5 дипл. III степени – Дая, Авар, Бен, Стелла.

Что было в Петербурге за этот период? Ни одной полевой линии гордонов и всего 4 случайные выступления за 25 лет существования ОЛИС: Милорд К.Р.Дица получает 2 приз многоп. В 1888 г., Каро А.Матова – похвальный отзыв в отделе многоп. В 1890 г. и 3 приз 1891 г., Милорд Лопухина – похвальный отзыв в первоп. В 1910 г. и, наконец, Леди Черского – похвальный отзыв первоп. В 1911 г.

В провинции тоже ничего существенного не удается обнаружить.

Б. ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Москва


После Октябрьской революции не сохранилось ни одной полевой линии, да и вообще гордонов осталось очень мало. Это не помешало им впоследствии размножиться. Но большинство было происхождения неизвестного или полуизвестного. Немногие оказались с родословными, как например гордоны в питомнике Циммермана. К сожалению можно сомневаться в верности этих родословных….

Таким образом эпоху характеризуют два явления : 1) утрата полевых линий , 2) отсутствие собак с надежной родословной. К ним надлежит добавить еще два: 3) вывозные производители приобретения существовавшего тогда питомника Всекохотсоюза с целью содействовать возрождению породы, 4) «лидеры» из собак без родословной.

Всекохотсоюзом было выписано три производителя: 1) кобель Стайлиш-Фен 5979, р. 1922 г. от Стайлиш-Лад и  Стайлиш –Квино из питомника Исаака Шварца; 2) сука Стайлиш-Глайд из того же питомника и 3) норвежка Нелли-ав-Гриндален от Тролля и Литы-ав-Гриндален. Стайлиш-Глайд ничего не дала, Нелли-ав-Гриндален, сука не полевая,  порочная по экстерьеру и конституции, тоже ничего не дала; а Стайлиш-Фен оказался десятилетним, выставочным крэком тяжелого типа, правда с 20 первыми выставочными призами. Имея хорошую родословную и больше других использовавшийся, он дал выставочное потомство, сносное в поле.

Среди «безродных» гордонов некоторые оказались выдающимися по работе и экстерьеру – явные осколки питомников Живаго или Лазарева. Большинство из них не было использовано – например, Мильтон Харитонова. Но одному, а именно Альме Вяземской, пришлось сыграть исключительную роль в истории полевого гордона, хотя она рано погибла под автомобилем. Сухая, легкого склада, типичная для семьи прежних московских полевиков, Альма не была показана в поле, но дала все, что у нас есть лучшего. Именно она – основательница полевой линии чрезвычайно яркой, устойчивой и, - что особенно ценно, - дошедшей до наших дней.

Описанием этой линии мы и займемся. Отмечу только предварительно, что лидерами, кроме упомянутой 1) Альмы, являются еще:   2) Лорд-Блек, 3) вывозной Стайлиш-Фен, 4) сука Тата, бывшего питомника Форест Б.М.Лазарева и Л.Б.Громчевского.

Итак, в 1923 г. у Альмы был помет от Бошана 4617 Малера, из которого известны 1 кобель и 4 суки: 1) Рекс Хутарева прошел на диплом III степени в классе первопольных в 1924 г., 2) Альма Пузанова получила в Ленинграде ряд золотых медалей на выставках, 3) Гера Крейцера – судьба неизвестна, 4) Диана Фридмана дала лучшего полевика Каро Белякова дипл. II степени, 5) Цера М.В.Глинка  (Подольск) дала Ирму (дипл. II ст. в 1935 г.)

Рекс Хутарева был рослый, типичный гордон с чутьем, отличными приемами и стилем в поле; к сожалению, он больше одного раза не был показан в поле и – что хуже всего – не использован для породы. Диана Фридмана в поле не выступала, но дала после октябрьской революции лучшего гордона – Каро И.Д.Белякова, рожд. 1925 г. Это был рослый, мощной конституции кобель, от Лорд-Блека Циммермана с неподражаемым стилем верхочута и чрезвычайно быстрый; он имел несколько дипл. III ст. и 1 дипл. II ст. Наследственная потенция его громадна, потому что от ничтожных сук без родословных он дал трех полевых победителей на дипл. III степени: Ангару от Норы Баранова, Бонуса от Ады Клочкова и Джека Заугольникова от дрянной сучонки из Новосибирска; Бонус шел первым на полевых испытаниях МВОО в Завидове по лесу, а быстроту и стиль имел не меньше, чем у отца. Цера Глинки явилась тоже продолжательницей этой ценной полевой линии: в 1935 г. на полевых испытаниях в Вышнем Волочке мне пришлось присуждать первый приз при дипломе II степени ее дочери Ирме, принадлежащей В.В. секции Кр.С-ва, от того же Лорд-Блека.  Эта сука единственная представительница драгоценной линии.

Питомник Ангарри Г.Ф.Циммермана образовался после Октябрьской революции, но в основу его заложен прежний охотничий спутник владельца - крупный и хороший работник Лорд 3307. От разных неизвестных сук он имел последовательно производителей Каро, Рекса и от первого (Каро) и своей суки Юно 4468 (1916 г.р. от Дины Когге и Рекса Циммермана) получил Лорд-Блека р. 1921 г., давшего от Альмы Вяземской полевика Каро Белякова, а от Церы полевого победителя Ирму. Собаки питомника в поле не показываются, и роль Лорд-Блека в создании полевиков путем комбинаций с суками линии Альмы Вяземской неясна. Но во всяких других комбинациях полевых победителей он не дал.


Сеттер гордон Чемп. Каро Петрова В.В.

Чемп. Каро ВРКОС 6879 Петрова В.В. от Стайлиш-Фена 5979 и Норы Грачева-Яковлева
3 диплома III степени при 17 за чутье, общий балл 82,
получил 1 золотую медаль и  приз 50 руб. серебром на Всес. с.-х. выст.

Стайлиш-Фен известен тем, что дал хорошего полевика Дарлинг-Боя 6458, р. 1928 г. Г.Г.Леонгарда от Норы 4858 Щеславского. Сука Тата замечательна быстрым ходом и отличным стилем, но дипл. III степени получала только 1 раз в Твери, несмотря на несколько выступлений. Ее хорошее потомство сохранилось в Калинине, Вышнем-Волочке и у самого заводчика; в поле она пока не выявлена.

Все остальные гордоны показанные в поле за последние годы, уступают приведенным, особенно стилем. За 6 лет испытательной станции (с 1929 по 1934 гг.) прошло на дипл. 10 гордонов: девять на дипл. III степени и один - на диплом второй степени (Каро Белякова).


Ленинград


После Октябрьской революции в Ленинграде, как и в Москве, гордоны размножились. Но это было в полном смысле разношерстное малополевое скопище, благодаря экспертизе обнаруживающее явную тенденцию вернуться к типу сырому, тяжелому. Не было ни одного заводчика, работавшего в полевом направлении. Вообще мудрено назвать заводчиком хоть кого-то из случайных владельцев того времени: Фюсно, Юнг, Томас и владелец Нумми, были заводчиками слишком кратковременными, а во-вторых, несерьезными в полевом смысле и выводили на испытания собак вне всякой критики. Но даже кое-что немногое не было закреплено, и к открытию полевой испытательной станции не нашлось ни одного гордона показанного в поле.

Отсутствие родословных у новых собак не дает возможности восстановить их связь с прежними кровями. Поэтому достаточно укать на общее количество гордонов, выступавших на полевых испытаниях в 1919 — 1933 гг. и на полученные ими дипломы III степени, (дипломы второй степени не получил ни один гордон). За 15 лет в Ленинграде состоялись 22 испытания по болоту и лесу. На них выставлено было 66 гордонов и больше всего в 1933 г., когда их показали 12. Оценено на дипл. - 15, остальные, т.е. 51 гордон, или сняты или остались без диплома. Таким образом, процент награжденных очень низок - всего 22,6. Гордоны в Ленинграде перспектив не имеют: нет заводчиков, а тем более полевых.