Список форумов "ШОТЛАНДСКИЙ СЕТТЕР"
Форум сайта секции "Шотландский сеттер" ККОС МОО "ЛООиР"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Старая (1855 год) статья про охоту на вальдшнепа (+)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов "ШОТЛАНДСКИЙ СЕТТЕР" -> Интересная и полезная информация
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
oleg7



Зарегистрирован: 11.01.2008
Сообщения: 3863
Откуда: С.Петербург, Россия

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 15, 2018 7:51 pm    Заголовок сообщения: Старая (1855 год) статья про охоту на вальдшнепа (+) Ответить с цитатой

ОХОТА ЗА ВАЛЬДШНЕПАМИ ВЪ ОКРЕСТНОСТЯХЪ Г. ОРЛА.


Лѣтъ за 70 или 80, въ Орловскомъ уѣздѣ было
несравненно болѣе лѣсовъ , чѣмъ нынѣ, да было
еще и хвойныхъ; а если къ этимъ годамъ приба-
вить еще столько-же, то, быть-можетъ, тогда лѣ-
са эти сливались съ знаменитыми нѣкогда Брянски-
ми . Въ Карачевскомъ уѣздѣ и нынѣ еще на-
ходятся изрядные боры, которые съ западной сто-
роны примыкають къ Брянскимъ, а съ восточной —
къ Жиздринскимъ лѣсамъ; Барачевскій же уѣздъ —
сосѣдъ Орловскому. Достовѣрныхъ письменных ак-
товъ, которые подтвердили бы это предположеніе, я
не имѣю, да и не знаю, есть ли таковые; но слы-
шалъ отъ старожиловъ здѣшнихъ, что прежде были
довольно большіе ліса подъ самымъ Орломъ, и что
строевой и дровяной матеріалы продавались дешево.
Впрочемъ, основываясь на нѣкоторыхъ данных,
можно утвердительно сказать, что въ окрестностяхъ
г. Орла, особенно по Московской дорогѣ, не такъ
давно еще существовали хвойные лѣса, въ кото-
рыхъ находили себѣ пріютъ медвѣди и лоси, и вол-
ки выли въ ночную пору, особенно въ трескучіе мо-
розы, пугая проѣзжихъ; въ весеннее же время ,въ
нихъ токовали тетерева, пищали рябчики, встрѣчая
наступленіе весны, а съ нею и начало своихъ лю-
бовиыхъ подвиговъ. Быть-можетъ, въ старину, проѣз-
жіе и прохожіе, скрѣпя сердце, въ ночную пору
пробирались изъ Орла въ Тулу или Москву мимо
мѣсть, гдѣ были притоны разбойниковъ. Вѣдь не да-
ромъ же и до сего времени сохранилось въ народѣ
названіе разбойничъихъ ямъ, слѣды которыхъ, порос-
шіе мелкимъ дубнякомъ, можно и нынѣ видѣть на
8-й и 9-й верстѣ влѣво отъ старой Московской доро-
ги. Стало-быть тамъ можно было укрываться этимъ
джентльменамъ проселочныхъ и большихъ дорогъ,
не смотря на то, что городъ подъ-бокомъ и что
острогъ, называемый иначе «тюремнымъ замкомъ»,
видѣнъ оттуда, какъ на ладони — Впрочемъ, есть
еще и живые свидетели того, что склоны праваго
берега р. Оки были покрыты хвойнымъ лѣсомъ. Эти
свидетели —девятнадцать десятинъ и 1,630 саженъ
рѣдкорастущаго сосноваго дровянаго лѣса въ лѣс-
ной дачѣ «Боръ», деревни «Вѣсковъ», принадлежа-
щей государственнымъ крестьянамъ. Эта дача по-
жертвована въ казну покойной графинею Орловой-
Чесменскою. По съёмкѣ, произведенной въ 1848 го-
ду, оказалось, что насажденіе этой дачи составля-
ютъ: дубъ, сосна, береза и осина. Всѣ деревья
имѣютъ отъ 3 до 4 саженъ длины, а въ діаметрѣ,
близь корня, отъ 3 до 5 вершковъ. Мѣстоположе-
ніе дачи болѣе ровное, только въ срединѣ есть не-
болынія возвышенности. Къ югу отъ нея, саженяхъ
въ 50 разстоянія, протекаетъ р. Ока. Почва подъ со-
сновымъ лѣсомъ песчаная. Въ окружности дача эта
имѣетъ около 4-хъ верстъ , въ длину 1 версту,
а въ ширину 400 саженей. Отъ Орла она находит-
ся въ 18 верстахъ, а отъ Оптушанской почтовой
станціи (по Московскому шоссе) —въ 5 верстахъ.
Съ уничтоженіемъ хвойиаго лѣса исчезли и нѣко-
торыя однолѣтнія растенія и многолѣтніе полуку-
старники, какъ напр. верескъ (Calluna vulgarisSalisb.),
черника (Vaccinium Myrtillus L.), брусника (Vacci-
(nium vilis idaea L.), и другія. Кое-гдѣ уцѣлЬлъ еще
подорожпикъ песчаный (Plantago aren iria Waldst. et
Kit.), изрѣдка встрѣчающійся близъ старой Москов-
ской дороги, на 9-й верстѣ отъ Орла; между тѣмъ
какъ въ Карачевскомъ уѣздѣ, по прогалинамъ хвоіі-
ныхъ лісовъ, онъ растетъ въ изобиліи, цѣлыми ост-
ровками. То же замѣтио и въ другихъ мъстахъ, какъ
напр. въ 30 верстахъ отъ Орла, по дорогѣ въ Кара-
чевъ, близъ села Лебедки, гдѣ въ лиственномъ
лѣсу, въ которомъ съ десятокъ сосенъ, —послѣдніе
потомки бора, — доживаютъ свой вѣкъ, я находилъ
еще брусничникъ; но онъ теперь тамъ уже не цвѣ-
тетъ, потому что почва, бывшая нѣкогда песчаною,
нынѣ утучнилась, и это растеніе, вслѣдствіе изо-
бильнаго питанія, даетъ только сильные побѣги, съ
крупными листьями, но не прнноситъ плодовъ, ко-
торые осенью привозятся къ намъ возами изъ Кара-
чевскаго уѣзда. По обѣимъ сторонамъ р. Оки, выше
и ниже города, большею частію встрѣчаются песча-
ныя почвы, покрытый мѣстами уцѣлѣвшими еще ли-
ственными лѣсами, которые, я думаю, правильнее
называть подлѣсками, потому что нынѣшніе владель-
цы ихъ не даютъ имъ достигать надлежащаго воз-
раста, а истребляютъ каждое деревцо, какъ скоро
оно достигло 10—15 лѣтняго возраста. Остающееся
въ землѣ корни пускаютъ новые побѣги въ разныя
стороны, и оттого, вмѣсто дуба, мы видимъ кусты
дубняка, вмѣсто красивыхъ березъ —кустарный бе-
резнякъ. Кое-гдѣ возвышаются надъ ними пеболь-
шія деревца, взросшія единственно только потому,
что вокругъ ихъ вырублены многочисленные побе-
ги отъ корней.
Дача «Боръ» не въ новѣйшее же время получила
свое названіе, а изстари носитъ его, потому что нашъ
Русскій народъ умѣетъ очень мѣтко характеризовать
однимъ названісмъ не только какія-либо местности,
но нерѣдко и самаго человека, прозвище котораго,
иногда въ насмѣшку сказанное острякомъ, часто пе-
реходить изъ рода въ родъ. И рѣка Сосна, и городъ
Елецъ, вѣроятно, получили свои имена отъ господст-
ва равнозвучныхъ съ ними названій лѣсныхъ деревъ,
какія встарину покрывали берега этой рѣки, или ту
мѣстность, на которой находится одинъ изъ замѣча-
тельнѣйшихъ, въ торговомъ отиошеиіи, нашихъ уѣзд-
ныхъ городовъ. А нынѣ, ни одной елки не найдете
въ Елецкомъ уѣздѣ.
Такимъ-то образомъ человѣкъ, истребляя лѣса,
измѣняетъ не только внѣшпій видъ страны, но и са-
мую природу ея. Исчезаютъ одни растенія за дру-
гими, и заменяются новыми, а съ ними истребляют-
ся или переселяются въ другія мѣстности животныя,
въ замѣнъ которыхъ появляются иныя. Самый климатъ
страны дѣлается различнымъ отъ того, какимъ был
прежде. И всѣ эти перевороты совершаются не въ ты-
сячелѣтія, а въ какія-нибудь немногія сотни лѣтъ.
Нынѣ въ Орловской губерніи медвѣди и лоси жи-
вутъ только' въ трехъ уѣздахъ: Трубчевскомъ, Брян-
скомх и Карачевскомъ, а въ прочихъ народъ видитъ
«Михаилу Потапыча» только на цѣпи, часто беззу-
баго и сльпаго, въ рукахъ странствующихъ мужич-
ковъ, которые его плясками изъ-подъ палки добы-
ваютъ себѣ насущное пропитаиіе. Точно также и
птицы лѣсныя: тетерева, глухари и рябчики не нахо-
дятъ себѣ пристанища въ Орловскомъ уѣздѣ, который
поэтому давно покинули. Токованія первыхъ, въ ве-
сеннюю пору, раздаются еще въ лиственныхъ лѣ-
сахъ этого уѣзда, расположенныхъ по левоіі сторонѣ
р. Дона, въ 30 верстахъ отъ Орла, по Карачевской
дорогѣ, за дер. Верхней Богдановной; но какія это
токованія? Десятокъ, другой тетеревовъ собирает-
ся на токовища со всѣхъ окрестныхъ мѣстъ, и толь-
ко! Это не тѣ воодушевленныя бормотанія косачей,
какія мнѣ случалось слышать, въ началѣ апрѣля, въ
Карачевскихъ и Брянскихъ лѣсахъ утренними заря-
ми. Тамъ всѣ окрестности оглашаются токованіемъ
краснобровыхъ самцевъ, такъ что не знаешь, въ ко-
торую сторону направить свои шаги, чтобы подсмот-
рѣть весеннія ихъ сборища
Съ уничтоженіемъ лѣсовъ изсыхаютъ и болота съ
питавшими ихъ источниками, и начинается медлен-
ное, но вѣрное истребленіе болотной растительности
и лягушечьяго населенія. Раннею весною, после раз-
лива водъ, соберутся около бывшихъ нѣкогда бо-
лотъ, превращенных во временныя лужи, дикія ут-
ки, кулики, бекасы и дупели; поглядятъ, встре-
пенутся , и полетятъ далѣе, — искать для себя
болѣе удобныхъ, и безопасныхъ пристанищъ. Нѣко-
торыя изъ бывшихъ болотъ давно уже обработаны
сохою земледельца и заселяются жаворонками, пе-
репелами и коростелями, пѣснямъ которыхъ, вавака-
нію и хриплому покрякиванію вторятъ кузнечики,
натирая зубчатыми лапками свои упругія крылья,
точно кузнецы терпугами желѣзныя пластинки.
Мѣстами, съ пригорковъ, взлетываютъ копчики и пу-
стельги полакомиться взвившимся къ верху вѣстни-
комъ весны, который, завидя хищника, камнемъ спу-
скается внизъ, стараясь укрыться между густыми
посѣвами ржи, или приникнетъ къ кочкъ, буровато-
сѣрый цвѣтъ которой сливается съ цвьтомъ его пе-
рьевъ, и тъмъ обманываетъ зоркііі глазъ голоднаго
разбойника.
Что же остается дѣлать охотнику въ такихъ пу-
стынныхъ для него мѣстахъ? Стрѣлять перепеловъ
да коростелей, или ѣхать за пятьдесятъ и болѣе
верстъ, чтобы удовлетворить своей страсти собст-
венноручнаго истребленія дичи, которая, въ такомъ
случае, для него песравненно вкуснѣе, чѣмъ при па-
хивающіе бекасы и дуппели, купленные дорогою
цѣною въ мясной лавкѣ. Хорошо еще, если оНъ мо-
жетъ свободно располагать своимъ временемъ и
имѣетъ средства часто предпринимать такія отда-
ленный поѣздки; если же ни того, ни другаго не
имьетъ, то долженъ ждать прилета вальдшнеповъ,
которые, почуявъ приближеніе зимы, покинутъ свои
родные лѣса, и потянутся въ теплый страны, дѣлая
привалы въ кустарникахъ и лѣсахъ, уцѣлѣвшихъ въ
окрестностяхъ Орла. Здѣшніе крестьяне называютъ
ихъ валшинипами, названіе «сломка» имъ неизвѣстно,
да неупотребительно и между охотниками.
Съ 1-го уже сентября нѣкоторые любители охо-
ты , хотя и неприносящіе значительнаго вреда
вальдшнепамъ, отправляются, частію съ лягавыми,
а чаще безъ собакъ, въ разныя стороны, на реког-
носцировку: узнать, не показались ли давно желан-
ные гости? Нѣкоторые, съ этою цѣлію, навѣдыва-
ются и въ мясную лавку Шахова, который тор-
гуетъ и дичью, скупаемою имъ у стрѣлковъ изъ
крестьянъ.
«Вальдшнепы прилетѣли!...» раздается наконецъ
радостное восклицаніе счастливца, которому перво-
му удалось застрѣлить, или, по крайней мѣрѣ, спуг-
нуть одного вальдшнепа, который ловко нырнул
отъ него между вѣтвями, и укрылся въ густой чащѣ
дубняка. Молва эта быстро распространяется между
знакомыми между собою охотниками, и если они
заняты иснолненіемъ своихъ служебныхъ обязанно-
стей, то ждутъ и не дождутся субботы, воскресна-
го или праздннчнаго дня, чтобы предпринять по-
ходъ противъ этихъ птицъ, когорыя, по всей спра-
ведливости, запимаіотъ первое мѣсто въ ряду всей
потребляемой нами дичи.
Начинаются сборы и приготовленія. Лягавыя так-
же узнаютъ объ этомъ, ибо страстные къ охотѣ хо-
зяева ихъ, получивши свѣдѣнія о появленіи вальд-
шнеповъ, съ особеино веселымъ видомъ возвращают-
ся домой, и встрѣченные своимъ вѣрнымъ Трезо-
римъ, Касторомъ, или Діанкою, поглаживаютъ ихъ
съ особенною нѣжностію, и докладываютъ ласковымъ
псамъ о своей радости, обѣщая имъ непремѣнно
ѣхать на охоту въ самоскорѣйшее время. Иной ис-
тый стрѣлокъ, сообщивъ такое извѣстіе лягавой,
считаетъ долгомъ непременно поплевать ей въ мор-
ду, въ знакъ особеннаго своего благоволенія, послѣ
чего обрадованный песъ подпрыгиваетъ чуть-чуть не
на шею своему хозяину, облапливаетъ его, а хозяинъ,
необыкновенно снисходительный въ это время, не
замѣчаетъ уже, что все его пальто испачкано гряз-
ными лапами бѣгавшеіі по двору собаки. После это-
го снимается со стѣны, или вынимается изъ Футля-
ра ружье, и хотя оно, быть-можетъ, за недѣлю пе-
редъ тѣмъ было тщательно вычищено, однако забот-
ливый охотникъ снова осматриваетъ его, и почти
всегда находить необходимымъ вновь смазать какой-
ниоудь винтикъ въ замкѣ; потомъ вытираетъ наруж-
ную и внутреннюю поверхность стволовъ; прицѣли-
вается нѣсколько разъ въ разныя точки своеіі ком-
наты, воображая, что видитъ взлетывающаго передъ
собою вальдшнепа; наконецъ бережно помѣщаетъ
ружье на свое мѣсто. Остается еще сдѣлать самую
точную ревизію остальныхъ охотничьихъ принадлеж-
ностей, чтобы убѣдиться, достаточно ли насыпано
пороху въ пороховницу и тотъ ли № дроби въ дро-
бовикѣ; вырубается нѣсколько сотень пыжей, а если
стрѣлокъ придерживается патроновъ, то начинаеіся
самое точное, аптекарское отмъриваніе зарядовъ. Та-
кимъ-то образомъ, если бы съ понедѣльника приш-
лось ожидать субботы или воскреснаго дня, для от-
правленія на охоту, то у охотника все уже готово въ
этотъ день. Остается наконецъ обдумать: куда от-
правиться на охоту? Пригласить ли съ собою пріяте-
ля, ѣхать ли одному, или же въ цѣлой компаніи?
Охотникъ погружается въ думу, и думаетъ день, дру-
гой, третій, все еще не рѣшаясь окончательно. На
Гати много вальдшнеповъ, думаетъ онъ, да трудно
стрѣлять ихъ въ густотѣ, пока листья не осыплют-
ся; но за то оттуда можно пробраться за Оку, на
Рыбницу, въ Лавровскіе кусты.... По Московскому
шоссе? Тамъ можио побывать въ Щекотихинои ро-
щѣ, потомъ въ Лепешкиномь лѣсу, а потомъ и въ Мед-
вѣдевскомъ, — мѣста славныя! Не дурны также и Ку-
ликовскіе кусты, а въ прошлую осень много было
вальдшнеповъ и въ Онухтиной рощѣ. ... Куда пу-
ститься? Соперниковъ вездѣ будетъ много, а вальд-
шнепы только что еще появились. «Поѣду въ Лепеш-
кинъ лѣсъ, говоритъ себѣ наконецъ охотникъ, по-
слѣ трехъ или четырехъ-дневнаго размыш.іеиія, ко-
торое наводило на него безсонницу, вальдшнепы пре-
следовали его и во снѣ, и на службѣ, и за обѣ-
домъ, и дома.... Надобно рѣшить еще: ѣхать ли од-
ному или пригласить съ собою Кузьму Андреича, или
поѣхать втроемъ?
Въ этомъ отношеніи, почтенный читатель, я раз-
деляю охотниковъ на два разряда: на любящихъ об-
щество пріятелеіі на охотѣ, и на такихъ, которые
не любятъ никакого товарищества въ этомъ занятіи.
Къ последнему разряду я причисляю и себя, хотя
почти никогда не отказываюсь, если уже добрый мой
пріятель, особенно хорошій стрѣлокъ, предложить
ѣхать вмѣстѣ. Одному стрѣлять какъ-то приволь-
нѣе. Зная, изъ долговременнаго опыта, каждый кустъ,
каждую опушку или тропинку въ лѣсу, возлѣ кото-
рыхъ вальдшнепы постоянно дѣлаютъ свои привалы во
время осеннихъ пролетовъ, свободнѣе распоряжаешь-
ся планомъ своихъ на нихъ нападеній, а съ това-
рищемъ не всегда такъ бываетъ, потому что онъ,
если уже довольно опытенъ въ стрѣльбѣ, также же-
лаетъ слѣдовать своему плану, иногда же приходится
по нѣскольку верстъ идти съ ним т. вмѣстѣ, на раз-
стояніи какихъ-нибудь 30 шаговъ другъ отъ дру-
га. Хорошо еще, если у него вѣжливая собака, ко-
торая дѣлаетъ мертвую стоику и не гоняетъ дичи
послѣ неудачнаго выстрѣла: тогда еще можно стрѣ-
лять съ удовольствіемъ; но и то не всегда пріятно,
когда вдругъ раздаются два выстрѣла по одной птицѣ,
птица падаетъ, и не знаешь, кто изъ насъ ее убилъ?
Тутъ не добыча составляетъ важность вопроса, а само-
любие охотника, который, будучи убѣжденъ въ метко-
сти своего выстрѣла, долженъ сомневаться въ себѣ са-
момъ, а иногда принужденъ, изь вежливости, зная пло-
хую стрѣльбу товарища, предоставить ему право почи-
тать себя убійцею вальдшнепа. Это маленькое, повиди-
мому, обстоятельство заставляетъ въ слѣдующій разъ
торопиіься выстрѣломъ, чтобы самому убить птицу по-
скорѣе; начинаешь дѣлать промахи, сердишься на са-
мого себя, и, вмѣсто удовольствія, находить какое-
то непріятиое расположеніе духа. Есть еще и такіе
товарищи, которые, не имѣя собственной собаки,
убіждаютъ васъ ѣхать съ ними потому только, что
вы имѣете отлично выдрессированную лягавую. Дѣ-
лать нечего: вы соглашаетесь съ любезностію, не
желая обидѣть своего добраго знакомаго, и въ тече-
те цѣлаго дня, пріятель вашъ уже не отстаетъ отъ
васъ, забывая нерѣдко при этомъ охотничье прави-
ло, состоящее въ томъ, что если собака сдѣлала
стойку передъ своимъ хозяиномъ, то ему и должно
предоставить право перваго выстрѣла.... Наконецъ, и
безопаснѣе стрѣлять одиому въ кустахъ, сквозь ко-
торые, иногда на разстояніи 5 шаговъ не замѣтишь
товарища; тутъ долго лн до бѣды? Со мною былъ
однажды такой случаіі, о которомъ и теперь не мо-
гу вспомнить безъ содроганія. Вотъ какъ было дѣло:
Былъ я на Гати, въ 9 верстахъ отъ города, съ
однимъ моимъ хорошимь товарищемъ. Это было въ
началѣ сентября. Разумѣется, что мы охотились за
вальдшнепами, которые тогда только-что появились
и потому мы находили ихъ очень мало. Шли мы
между кустовъ по краямъ лужайки, съ двухъ про-
тивоположныхъ сторонъ. Моя собака была со мною,
а Діанка моего товарища между нами. Случилось
такъ, что мы оба скрылись другъ отъ друга за ку-
стами дубняка, и въ то же время замѣтили, какъ
Діанка потянула къ кусту лозы, росшей по срединѣ
лужайки, — и вдругъ сдѣлала стойку. Забывши другъ
о другѣ, мы устремили все паше вннманіе на собаку,
которая, поднявши лапу, стояла какъ вкопанная. Я и
товарищъ, со взведенными курками, ожидали момен-
та, когда поднимется вальдшнепъ; но слишкомъ про-
должительная стойка Діанки вывела насъ изъ терпѣ-
нія; мы поняли, что она стоитъ надъ перепеломъ, и
каждый изъ насъ, въ одно время, сдѣлалъ шага
два впередъ.... Представьте себѣ нашъ ужасъ, когда
мы замѣтили, что дула нашихъ ружей были на-
правлены нами другъ на друга, въ разстояніи какихъ-
нибудь 50 шаговъ! Наконецъ мы опомнились послѣ
перваго впечатлѣнія, и, опустивъ ружья, стали под-
ходить къ окаменѣвшей собакѣ , которая только
при нашемъ приближеніи рѣшилась сдѣлать еще
одпиь шагъ, и взлетѣлъ перепелъ, котораго я, на-
рушивъ уже охотничье правило, совершенно растре-
палъ выстрѣломъ изъ моего ружья, какъ виновника
того несчастія, которое могло бы постигнуть кото-
раго-нибудь изъ насъ, или обоихъ вмѣстѣ, если бы
Діаика не имѣла такой крѣпкой стойки, хотя, говоря
справедливо, перепелъ ни въ чемъ здѣсь небылъ ви-
новатъ, а всему причиной собственная наша неосто-
рожность. Охотиться съ товарищами въ открытыхъ
болотахъ, за бекасами, или дупелями, еще безопас-
нѣе, но и тамъ не обходится безъ несчастій, когда со-
берутся горячіе стрѣлки; но въ лѣсу, между ку-
старниковъ, несравненно лучше быть одному.
Настаетъ, наконецъ, желанный день. Наканунѣ его
уже охотникъ дѣлается настоящимъ метеорологиче-
скимъ наблюдателемъ; безпрерывно посматриваетъ въ
окна, выходить прогуляться, чтобъ только посмо-
треть: не собираются ли тучи на горизонтѣ? съ кото-
рой стороны дуетъ вѣтеръ? не слишкомъ ли румяна
вечерняя заря, предвещающая обыкновенно, въ та-
комъ случаѣ, болѣе сильный вѣтеръ на слѣдующій
день. О степени тепла или холода стрѣлокъ не забо-
тится: быль бы только тихій день, да безъ дождя.
Охотники-пѣшеходы отправляются обыкновенно съ
вечера въ субботу, или накануне всякаго праздиич-
наго дня, какіе бываютъ въ сентябрѣ. Они разсчиты-
ваютъ, чтобы съ утренней зари начать свои подвиги;
а потому, по ихъ мнѣнію, гораздо лучше хоть цѣлую
ночь не спать, пуститься въ походъ съ полуночи, да
быть только на предположенномъ мѣстѣ до восхода
солнечнаго, прежде, чѣмъ другіе прибудутъ изъ го-
рода. Эти другіе, если имѣютъ собственный эки-
пажъ, отправляются на охоту послѣ преждевременно-
ранняго утренняго чая, а у кого нѣтъ лошадей, —
нанимает!) извощика съ пролеткой на цѣлый день,
приказывая ему явиться часовъ въ 5 или 6 утра.
Чудныя бываютъ сентябрскія утра! Ни облачка на
небѣ; въ воздухѣ тишина, и только освѣжительная
прохлада утренней зари, напоминаегъ вамъ, что уже
наступила осень. Въ 5 часовъ утра, до восхода сол-
нечнаго, на востокѣ горитъ розово-золотистая заря,
а на западѣ мерцаютъ звѣзды, постепенно скрыва-
ясь, какъ будіто стыдясь приближающагося къ гори-
зонту солнца. Грачи, приготовляясь къ отлету, пер-
вые, въ эту пору, привѣтствують его восхожденіе
громкимъ своимъ карканьемъ, и во множествѣ сле-
таются на поля, — доѣдать оставшіяся зерна послѣ
убраннаго хлѣба. Къ ним присоединяются галки, и
послѣ появленія солнца, часу въ седьмомъ — на-
летаютъ стаи голубей, которые во множествѣ живутъ
здѣсь, какъ въ самомъ городѣ, такъ и во всѣхъ окрест-
ныхъ деревняхъ. Не знаю, съ какого времени во-
шло въ обычай между здѣшпими торговцами муки
и зерноваго хлѣба , ежедневно , по утрамъ , при-
шедши въ лавку, и помолясь Богу, тотчасъ кормить
голубей пшеницею, гречихою и друг, зернами, раз-
сыпаемыми щедрою рукою на улицы передъ лавками.
Привычные къ этому ежедневному подаянію, голуби
слетаются во множестве. Нѣкоторые хозяева, въ хо-
лодные зимніедни, и дважды повторяютъ такое корм-
леніе голубей. Это отличительная черта въ харак-
тере Русскаго человька, который не считаетъ суммъ,
употребляемыхъ имъ на доброе дѣло, не только для
ближняго, но и для всякаго животнаго.
Но возвратимся къ нашимъ охотникамъ, которые
часовъ въ 6 или 7 утра отправляются по Московскому
шоссе. На этотъ разъ, я думаю, не мѣшаетъ мнѣ
прежде всего познакомить васъ, благосклонный чита-
тель съ нѣкоторыми мѣстами, гдѣ можно охотиться за
вальдшнепами.
Если вы поѣдете изъ Орла за «Московскую заста-
ву», то немного разнообразія увидите передъ собою,
потому что вся мѣстность передъ вами, постепенно
возвышаясь отъ самаго города, заслоняетъ собою весь
горизонтъ. По обѣимъ сторонамъ Московскаго шоссе
стоятъ деревянные домики Покровской слободы; влъ-
во за нею, саженяхъ въ 50 отъ шоссе, городское
кладбище замыкаетъ собою северо-восточный край
города, а впереди, съ той-же стороны, съ прошлаго
октября основанъ, а нынѣ совершенно уже устроеиъ
деревянный чугоноплавильный заводъ, припадлежа-
щій здѣшнему почетному гражданину Перелыгину.
Узкая, бѣловатая шоссейная дорога, возвышаясь и
понижаясь волнообразно, ярче выказываетъ вамъ не-
ровности всей этой мѣстности, и исчезаетъ на гори-
зонт, не въ далекомъ разстояніи предъ вами, пока
вы не доѣдете до самаго возвышеннаго мѣста этой по-
катости, которая, въ правую сторону отъ шоссе, скло-
няется постепенно къ берегамъ р. Оки. По ней про-
легаетъ Новосильская дорога , и также теряется
вверху, а правѣе отъ нея виднѣются ракитки по ста-
рой Курской дорогѣ, близъ которой, въ 2-хъ верстахъ
отъ города, находится дача г. Филиппова, а за нею—
Куликовскіе кусты. На всей этой покатости нѣтъ ни
кустика; потому мѣстные жители и называютъ ее
степью, которая доставляетъ отличный кормъ для
пасущагося ежегодно на ней рогатаго скота, принад-
лежащаго жителямъ города и Покровской слободы.
На 3-й верстѣ показываются наконецъ верхушки нѣ-
сколькихъ ракитокъ, оставшихся еще въ целости на
старой Московской дорогѣ, которая на 5-й верстѣ,
какъ бы начавшись отъ шоссе, направлена къ севе-
ро-востоку. Какъ скоро вы доѣдете до этихъ раки-
токъ, — взору вашему представится склоняющаяся
къ В. покатость, на которой расположена малень-
кая, но довольно густая рощица — это Щексотихина
роща. Одна часть ея принадлежит государствен-
нымъ крестьянамъ, а другая частнымъ владѣльцамъ.
Подлѣ нея находится маленькая деревенька, въ ко-
торой, въ запрошломъ году, выстроенъ весьма изряд-
ный господскій домикъ. На 6-й верстѣ, шагахъ въ
300 налѣво отъ шоссе, находится еще небольшая,
но старая осиновая роща. Одна ея часть, обращен-
ная къ городу, располоягена по склону оврага, опо-
ясывающаго ее полукругомъ съ 3., С. и СВ., а отъ
середины этого оврага другой прорѣзываетъ рощу
почти во всю ея длину.
Въ Щекотихиной рощѣ не стоитъ останавливаться
съ цѣлію поохотиться, не смотря на то, что едва
только вы приблизитесь къ ней, какъ очень часто услы-
шите ружейные выстрѣлы, особенно въ празднич-
ные дни. Это стрѣляютъ охотники, странствующіе
часто безъ собакъ и довольствующіеся тѣмъ, что есть
поближе къ городу. Кого они тамъ бьютъ? —не знаю,
потому что вальдшнепы тамъ рѣдко встречаются, и
то въ самые сильные ихъ пролеты: найдется пара,
много много —двѣ, которыхъ иные стрѣлки успѣютъ
уже съ утренней зари разогнать Богъ вѣсть куда.
Между Щекотихиной и старой осиновой рощами,
близь шоссе, находится пахотное поле, а пониже
вся мѣстность склоняется къ Окѣ и покрыта кустами
дубняка и ясени, между которыми находится множе-
ство кустарниковъ калины, крушины ломкой, бере-
склета и лозы. Лѣтъ семь сряду я посѣщаю эти
мѣста, дѣлая ботаническія экскурсіи, но не замѣчаю
никакого почти улучшенія въ приросгѣ дубняка, и
все оттого, что послѣ сьнокоса, въ эти кусты выго-
няется скотъ на пастбище. Тутъ и коровы, и овцы,
и лошади, и свиньи пасутся ежегодно, и можете
себѣ представить, какое они производятъ здѣсь опу-
стошеніе! Подобные примѣры истребленія порослей
лЬсовъ встрѣчаются здѣсь во всѣхъ окрестностяхъ,
исключая тѣхъ мѣстъ, которыя принадлежатъ казнѣ,
гдѣ пастьба скота строго запрещена. Кажется, не
трудно брать примѣръ и частнымъ владѣльцамъ съ
этого благоразумиаго распоряженія Правительства?
Въ осиновую рощу не мѣшаетъ одиако же завер-
нуть, особенно во второй половинѣ сентября, потому
что въ это время можно напасть на цѣлую высыпку
вальдшнеповъ. Подъѣхавши къ рощѣ, охотники слеза-
ютъ съ экипажей, заряжаютъ свои ружья на пригор-
кѣ, и сдѣлавши шаговъ триста, все спускаясь по
склону отвершка, переступаютъ черезъ сочащійся въ
травѣ, по дну оврага, ручей Луженку; еще несколько
шаговъ вверхъ — и они уже подъ тѣнію пожелтѣв-
шихъ осинъ, между которыми кое-гдѣ растутъ и ду-
бовыя деревья. По опушкѣ этой рощи, и даже внутри
ея, растетъ липнякъ, кленки, да кусты оръшника,
крушины и бересклета. Не успіетъ лягавая сдѣлать
несколько шаговъ впередъ, повинуясь приказанію
своего хозяина, какъ начііиаютъ подниматься съ зем-
ли осенніе спутники вальдшнеповъ — цыкающіе дроз-
ды орѣховники, а иногда рябинники и черные. Во
внутрь рощи не за чѣмъ идти, а надобно начать свою
охоту съ лѣвой стороны, по склону оврага, по дну
котораго лѣниво движется ручей. Весною въ немъ
бываетъ много воды, которая застаивается въ ямахъ
подъ уступами русла и въ іюнѣ наполняется многими
тысячами лягушекъ, тритоновъ, водяныхъ жуковъ,
вертящихся гириновъ и личинокъ другихъ насѣко-
мыхъ. Въ любое мѣсто опустите сѣточку, сдѣланную
на подобіе сачка, и половина ея навѣрно наполнится
головастиками и всѣми названными мною животны-
ми. Многіе не рѣшатся въ это время испить такой во-
дицы; но мнѣ не разъ случалось ее пробовать, уто-
мившись до-нельзя послѣ ботанической экскурсіи,
при 20, или 25° Р. Ока далеко, даже очень; до де-
ревни не добрался; а между тѣмъ часа три, четыре,
съ большою жестяиою коробкой, иногда и съ двумя
висящими вмѣсто сумокъ, на обоихъ плечахъ, да съ
железною лопаткой въ рукѣ, приходилось наклоняться
передъ каждымъ цвѣткомъ, обращавшимъ на себя
мое вниманіе; а такихъ цвѣтковъ набиралось иногда
нѣсколько сотень. Каждое растеніе надобно выкопать
съ корнемъ и очистить съ него землю, чтобы поме-
стить потомъ въ коробку. «Охота пуще неволи», го-
воритъ пословица.
Ал. Торачковъ.
(Окончаніе впредь.)
(Окончаніе).
По склону осиновой рощи мнѣ случалось находить
иногда по нѣскольку паръ вальдшпеповъ, разумѣет-
ся во время самыхъ болбшихъ высыпокъ ихъ, и двѣ,
три пары, въ теченіе какихъ-нибудь двухъ часовъ,
укладывались въ ягташъ. Стрѣлять ихъ здѣсь не
трудно: къ концу сентября листъ уже значительно
осыпается, такъ что всегда можно видѣть стойку
собаки шагахъ въ 20 передъ собою, а больше этого
разстоянія и не надобно, если только собака вѣжлива.
Вальдшнепы сидятъ довольно крѣпко по краямъ это-
го склона , если ихъ никто еще до прихода вашего
не успѣлъ распугать. Вы пробираетесь по ровному
мѣсту, а собака навѣдывается внизъ и вверхъ. Сдъ-
лаетъ стоику, — подходите, стараясь избирать болѣе
открытое мѣсто, и отъ вашего искусства зависитъ
уже дальпѣйшій успѣхъ. Промахнулись вы, — не го-
рячитесь: вальдшнепъ далеко не улетитъ, а прію-
тится на краю-же рощи, впереди васъ, или отлетитъ
назадъ, что очень легко можно видѣть вамъ самимъ.
Въ послѣднемъ случаѣ, если вы не слышите разда-
ющихся въ этой рощѣ выстрѣловъ другихъ охотни-
ковъ, соперничество которыхъ для васъ показалось
бы не совсѣмъ пріятнымъ, не возвращайтесь назадъ
за вальдшнепомъ, а слѣдуйте впередъ. Роща не вели-
ка, и вы въ короткое время можете всю ее обогнуть,
и возвратиться почти къ тому мѣсту, съ котораго
начали охотиться; придется только сдѣлать шаговъ
300 между рощей и краемъ лежащей близъ нея
деревеньки. Но этимъ еще не оканчивается охота:
надобно завернуть въ молодой осинникъ, густо рас-
тущііі за рощей, по склонамъ другаго оврага. Четы-
ре года назадъ, въ этомъ осинникѣ, мне случалось
находить по нѣскольку паръ вальдшпеповъ, и стрѣ-
лять нхъ было весьма удобно; но теперь уже и пройти
черезъ него невозможно: опъ въ четыре аршина вы-
шиною, и такъ густо разросся, что и собаке не про-
лезетъ. Обходя осинникъ справа, по направленію къ
городу, вы найдете, впрочемъ, нѣсколько штукъ вальд-
шпеповъ, и снова возвратитесь къ тому мѣсту, гдѣ
одна вѣтвь оврага заворачиваетъ вовнутрь рощи.
Послѣ этого можно сдѣлать вторичное путешествіе,
по обратному пути, для отысканія оставшихся дол-
гопосокь, какъ называютъ, иногда вальдшпеповъ здѣш-
ніе крестьяне — не охотники.
На всЬ эти поиски приходится употребить не болѣе
2'/а часовъ времени, При удачныхъ выстрѣлахъ,
двѣ, три пары легко можно положить въ охотничью
сумку, а иногда и болѣе. Отсюда, если вы решились
цѣлыа день охотиться , поезжайте въ Лепешкинъ
лѣсъ, который начинается на 8-й верстѣ, справа отъ
шоссе, и состоитъ изъ собранія маленькихъ рощицъ,
представляющихъ смЬсь осины, дуба и березы. На
лѣвоіі же стороне отъ шоссе, съ 11-й версты, предъ
вами откроется обширное пространство, прорезанное
оврагами въ разныхъ нанравленіяхъ, и покрытое мел-
кими кустами дубняка. Если нападете тамъ на вы-
сыпки вальдшнеповъ, то можете стрелять каждаго
на совершенно открытыхъ мвстахъ, потому что дуб-
някъ еще молодъ, не выше 2'/а а 3 аршипъ. Здѣсь
можно проходить цѣлый день, перемѣщаясь съ одного
края овраговъ на другой, и можете быть увѣрены,
что наполните весь свой ягташъ чудесною дичью.
Иногда попадаются тамъ и куропатки, хотя не еже-
годно, и не въ большомъ числе, но все же пріятно
ихъ пострѣлягь, какъ дичь, очень рѣдкую подъ Ор-
ломъ, хотя и весьма изобильную въ другихъ, безлѣс-
ныхъ уѣздахъ этой губерніи. Подъ часъ и русакъ
подвернется, шмыгнувши изъ-подъ куста у самыхъ
вашихъ ногъ, или спугнетъ его ваша лягавая.
Въ этихъ-то мѣстахъ, въ праздничные дни, на-
чинается пальба со всѣхъ сторонъ, оть утренней до
вечерней зари. Здѣсь разные бываютъ стрѣлки : пе-
шеходы и пріѣзжіе, съ собаками и безъ собакъ, хло-
палы и шлёпалы, все, что вамъ угодно ! Мѣста такъ
обширны, что есть гдѣ пострѣлять. При неудачахъ
иные идутъ далѣе, въ «Медвѣдевскій лѣсъ», гдѣ
продолжается та же баталія, но въ меньшемъ уже
размѣрѣ, потому что лѣсъ высокій, мѣстами доволь-
но густой, и потому не совсѣмъ удобный для стрѣль-
бы; да и вальдшнеповъ въ немъ бываетъ менѣе.
Имея, по роду моей службы, одинь день въ недѣ-
лѣ свободнымъ отъ занятій, именно середу, я почти
исключительно посвящаю его, въ сентябре и началѣ
октября, охотѣ, и всегда стрѣляю удачнѣе, и глав-
ное—спокойнее, чѣмъ въ праздничные дни, когда то-
го и гляди, что иной стрелокъ, едва умѣющій дер-
жать, ружье въ рукахъ, брызнетъ въ тебя цѣлымъ за-
рядомъ дроби, какъ выражается знакомый мнѣ охот-
никъ изъ государственныхъ крестьянъ. Его зовутъ
Иваномъ, но объ немъ поговорю въ другой разъ , а
теперь сообщу кое-что объ осенней моей стрѣльбѣ
вальдшнеповъ въ минувшую осень.
Я охотился весьма неудачно, не потому чтобы дѣ-
лалъ много промаховъ, я напротивъ стрѣлялъ мѣтко;
но все выходили такіе дни, что когда я бывалъ сво-
боденъ, было очень мало вальдшнеповъ, между тѣмъ
какъ въ другіе дни знакомымъ моимъ охотникамгь
удавалось нападать на многочисленный ихъ высып-
ки. Причииа этихъ моихъ неудачахъ была та, что
пролетъ ихъ продолжался очень долго, почти на це-
лый мѣсяцъ долѣе обыкновения, и потому они не
появлялись дружными пысыпками, а тянулись въ
разсыпную, одни за другими. Я думаю никто изъ
охотниковъ и не припомнитъ, чтобы вальдшнепы
появлялись въ здѣшнихъ окрестностяхъ 27 августа,
какъ это случилось нынѣ, сверхъ всякаго ожиданія.
Правда, что это были только передовые, двѣ , три
птицы не болѣе ; но съ 1-го сентября они начали
уже показываться чаще въ разныхъ мѣстахъ. Съ
этого числа по 22-е, я успѣлъ два раза съѣздить на
«Гать», а оттуда на «Рыбницу», и два раза въ «Ле-
пешкинъ лѣсъ», не доѣзяжая котораго каждый разъ
заворачивалъ въ описанную выше осиновую рощу;
но поиски мои были какъ нельзя болѣе неудачны,
а именно: одинъ разъ въ этой рощѣ я убилъ од-
ного вальдшнепа, а больше и не видалъ; въ другой
разъ воротился съ «Гати» съ одною парою, видев-
ши, впрочемъ, да не стрѣлявши, еще штуки двѣ, и
дважды возвратился домой съ пустымъ ягташемъ, не
сдѣлавши ни одного выстрѣла. Послѣ этого остава-
лось уложить въ ящикъ свое ружье и ожидать бу-
дущей осени, какъ я думалъ, возвращаясь съ охоты
19 сентября, сдѣлавши въ этотъ день верстъ десять
въ кустахъ по Московскому шоссе, и не видавши,
какъ выражаются охотники, ни пера!
На другой день одинъ мой знакомый, котораго на-
зовемъ Иваиомъ Ивановичемъ, встретившись со миою,
разсказалъ, что накануне охотился съ двумя своими
пріятелями на «Гати», где видели много вальдшне-
повъ, да ни одного не убили. Я удивился такому
несчастію; но когда онъ назвалъ мне Фамиліи этихъ
двухъ стрелковъ, то я еще более былъ бы изумленъ,
если бы онъ сказалъ, что кто-нибудь изъ нихъ убилъ
вальдшнепа. А ведь ездятъ стрелять!
Сообщивши эту новость, которая, очень естест-
венно, заставила меня тотчасъ забыть всѣ неудач-
ныя попытки предъидущихъ поездокъ, Иванъ Ива-
новичъ предложилъ мне еще разъ съездить съ ннмъ
вместе на охоту.
Надобно вамъ сказать, что Иванъ Ивановичъ стре-
ляетъ очень редко, и потому очень плохо, хотя
имѣетъ довольно верный глазъ; иногда въ целую
осень и ружья не вѳзьметъ въ руки; нетъ у него
собственной своей лягавой, но за то онъ и не имеетъ
почти никакнхъ претензій на званіе охотника, кото-
рымъ желаетъ однако же сделаться, вследствие чего
я и подарилъ ему хорошаго щенка отъ моей Прой-
ды и Полкана, и совѣтовалъ ему отдать выдресси-
ровать его Заморину, которому я очень благодаренъ
за натаскиваніе моего Полкана. Этотъ Заморинъ жи-
ветъ въ селѣ «Городище», у своего барина, верстахъ
въ 40 отъ Орла по дорогѣ къ Карачеву.
«Поѣдемъ въ среду», отвѣчалъ я Ивану Иванови-
чу, съ которымъ я, впрочемъ, охотно ѣзжу, и мы
назначили отправиться въ шестомъ часу утра въ Ле-
пешкинъ лѣсъ.
Судьба, на этотъ разъ, намъ поблагопріятствова-
ла. Утро 22 сентября было ясное, тихое, и вооду-
шевило насъ какъ нельзя больше. Въ 6 часовъ утра
мы оставили за собою Московскую заставу, и черезъ
полчаса остановились на 6-й верстѣ — сдѣлать пер-
вый визитъ старой осиновой рощѣ. На пригоркѣ, какъ
водится, зарядили мы свои ружья, закурили сига-
ры, и перешагнувши черезъ ручей Луженку, подня-
лись въ рощу, въ которой царствовала совершенная
тишина, изрѣдка нарушаемая шелестомъ падавшихъ
на землю пожелтѣвшихъ осиновыхъ листочковъ, ко-
торые, смѣшавшись съ листьями другихъ растеній,
плотно покрывали землю, и только мѣстами припод-
нимали ихъ красно-оранжевыя шляпки выглядываю-
щихъ изъ земли на свѣтъ Божій подосиновиковъ.
«Cherche», сказалъ я моему Полкану, который,
въ одно мгиовеніе сдѣлалъ несколько прыжковъ впе-
редъ, поднялъ морду, и направо и налѣво началъ
шнырять въ кустахъ , изъ-подъ которыхъ взметыва-
ли дрозды, искавшіе себѣ корма на землѣ. Шли мы
довольно долго по лѣвому склону рощи, и ничего не
находили. Вдругъ мои Полканъ сдѣлалъ стойку,
«умеръ на мѣстѣ», передъ кустомъ дубняка. Я сталъ
позади его такъ , чтобы мнѣ не мѣшали кусты, и
въполголоса произнесъ «пиль! » Взлетѣлъ вальдшнепъ,
я выстрѣлилъ, и чрезъ несколько секундъ, Полканъ
бережно подалъ мнѣ его жнваго, съ перебитымъ
крыломъ. Веселѣе пошли мы далѣе; но до осинова-
го зароста ни одной стойки не сдѣлала собака.
«Плохая охота!» сказалъ я Ивану Ивановичу.
— «Поищем ь въ осинннкѣ», примолвилъ онъ, и
мы поворотили.
Я держался опушки, а Иванъ Ивановичъ едва
только ступилъ на тропинку внутри осинника, какъ
въ пяти шагахъ передъ нимъ поднялся вальдшнепъ;
онъ выстрѣлилъ и спуделялъ. Полканъ потянулъ въ
ту сторону, куда полетѣла птица, я за нимъ, но ис-
пуганный вальдшнепъ не подпустилъ его, поднялся,
мелькнулъ шагахъ въ 40 отъ меня, между густыми
вѣтвями; я выстрѣлилъ на удачу, но не попалъ.
Обошли мы осинникъ и, какъ на зло, два раза
еще взлетывали долгоносые предъ Иваномъ Ивано-
вичемъ, который по одному промахнулся, а по дру-
гому и не стрѣлялъ. Они опустились внутри осинни-
ка, куда не было возможности пробраться.
«Поѣдемъ въ Лепешкинъ лѣсъ», сказалъ я, и мы
тотчасъ повернули назадъ, потому что Иванъ Ивано-
вичъ не любитъ противоречить и на все согласенъ,
отчего я и люблю съ нимъ ѣздить на охоту.
Въ четверть 9-го часа мы остановились на 11-й
верстѣ, и пошли налѣво въ кусты , гдѣ не успѣли
сдѣлать какихъ-нибудь двухъ-сотъ шаговъ, какъ раз-
дался выстрѣлъ шедшего вправо отъ меня Ивана
Ивановича, и онъ радостно извѣстилъ меня, что
убилъ вальдшнепа. Черезъ нѣсколько минутъ Пол-
канъ потянулъ и сдѣлалъ стойку. Я выстрѣлилъ, и
другой вальдшнепъ очутился въ моемъ ягташѣ. Еще
несколько шаговъ — и новая стойка. Не успѣлъ я
отойти отъ находившаяся передо мною дубоваго ку-
ста, какъ прямо, между мною и ослѣпившимъ меня
солнцемъ, бывшимъ еще низко надъ горизонтомъ,
поднялись разомъ три вальдшнепа. Я выстрѣлилъ на
угадъ, и не убилъ ни одного. Мы тотчасъ пошли по
тому направленію, куда полетѣла одна ихъ пара. Я
взялъ наліво, а Иванъ Ивановичъ направо, и, къ
несказанному своему удовольствію, онъ тотчасъ на-
шелъ и убилъ одного вальдшнепа. Сдѣлавши неболь-
шой переходъ, мы не отыскали другаго вальдшнепа,
да и не стоило искать, потому что впереди предстоя-
ло еще обширное поле для охоты. Мы пошли далѣе,
параллельно шоссе, держась къ СВ. Проходя въ ло-
щине, покрытой мелкимъ дубнякомъ и лозою, не
выше полчеловѣка, Полканъ снова сдѣлалъ стойку.
Поднялся вальдшнепъ, я выстрѣлилъ и ранилъ его;
но Иванъ Ивановичъ, не знаю уже почему, вздумалъ
дострѣлить его — и, разумѣется, положилъ въ свою
сумку.
Перешли мы черезъ рытвину, по дну которой со-
чился едва замѣтный ручеекъ, и начали поднимать-
ся на противоположный, весьма обширный и пока-
тый склонъ ея, поросшій дубнякомъ и калиною, на
которой красовались пучки ярко-красныхъ полупро-
зрачныхъ ягодъ. Вдали, между кустовъ, виднѣлась
голова подходившего къ намъ мужичка, изъ-подъ
ногъ котораго, какъ онъ намъ сказалъ при встрѣчѣ,
поднялось штукъ шесть куропатокъ. Иванъ Ивано-
вичъ также замѣтилъ, какъ oни полетѣли , да не
узналъ издали, что за птицы то были? Мы пошли ихъ
отыскивать. Сначала сбились-было съ направленія,
котораго должны были держаться , но скоро Пол-
канъ навелъ меня на слѣдъ, и въ густомъ дубиякѣ
вдругъ сдълалъ стойку.
«Пиль!» сказалъ я ему. Онъ ни съ мЬста, а самъ
такъ и дрожитъ. Я еще подвинулся впередъ шага
на два, и въ одно мгновеніе поднялись двѣ птицы,
которыхъ поочередно, направо и налѣво, я и поло-
жилъ выстрелами изъ обоихъ стволовъ моего ружья.
Полканъ подалъ мпѣ сперва вальдшнепа, а потомъ
куропатку. Дублетъ утішштельный для самолюбія
охотника!
Въ скоромъ времени я еще убилъ вальдшнепа; по-
томъ нашли куропатку, по которой Иванъ Ивано-
вичъ спуделялъ изъ обѣихъ стволовъ; но такъ какъ
она летѣла отъ него поперегъ принятаго мною на-
правленія, то я также выстрѣлилъ и отбилъ ей толь-
ко обѣ ноги, которыя повисли, что однако же не мѣ-
шало ей летѣть далеко внизъ. По причинѣ выпук-
лой покатости, поросшей трехъ-аршиннымъ дубня-
комъ, мы не могли замѣтить мѣста, гдѣ она опусти-
лась. Однако же воротились искать ее ; но густые
кусты намъ надоѣли, и мы двинулись снова впе-
редъ. Ходили долго, но безъ всякаго успѣха, и сно-
ва начали спускаться по склону другаго оврага,
близъ начала котораго, возлѣ шоссе, находился по-
стоялый дворъ, гдѣ нашъ извощикъ дожидался насъ.
Въ лощинѣ сушились, стоймя разставленныя, на по-
добіе сноповъ, связки конопли. Я прошелъ мимо
ихъ и, не надѣясь ничего найти, направилъ шаги
свои къ постоялому двору. Вдругъ Полканъ потя-
нулъ къ густому дубовому кусту и сталъ, подняв-
ши переднюю лапу. Я также остановился шагахъ
въ 20 за нимъ. Взлетѣли двѣ куропатки, и послѣ
вторичнаго дублета, я уложилъ ихъ обѣихъ въ мой
ягташъ, который началъ уже значительно давить
мнѣ правое плечо. Сдѣлавши шаговъ 30 , Полканъ
поднялъ еще куропатку, но я спуделялъ по ней, по-
тому что она поднялась изъ-подъ куста, который со-
вершенно заслонилъ ее отъ меня. Я пошелъ искать
ее. Тутъ подвернулся еще вальдшнепъ, котораго я
и убилъ.
Былъ полдень. Солнце сильно согрѣвало насъ,
одѣтыхъ въ осепніе костюмы, а потому, уставши
порядочно, мы заблагоразсудили оставить въ покоѣ
куропатку, и идти къ постоялому двору. Пора было
отдохнуть и позавтракать.
Часа черезъ полтора мы рѣшилнсь навѣдаться въ
Медвѣдевскій лѣсъ, который Московское шоссе раз-
дѣляетъ на двѣ половины. Мы перешли на правую,
Вѣтеръ значительно усилился. Мой Полканъ нашелъ
скоро одного вальдшнепа, котораго я и положилъ
въ свой ягташъ. Послѣ этого мы ходили часу до
4-го, и не найдя ни одной птицы, рѣшились воз-
вратиться домой. Тѣмъ и кончилась моя осенняя
охота.
Въ следующее воскресенье я поѣхалъ на Гать
безъ товарища; но не смотря на то, что наканунѣ
еще тамъ много было вальдшнеповъ, какъ сообщи-
ли мнѣ знакомые мои охотники, я, сдѣлавши вер-
сты четыре перехода, не видалъ ни одного, и все
оттого, что съ вечера сдѣлался морозъ, который
всѣхъ ихъ разогналъ.
Впослѣдстиіи снова наступили теплые дни, снова
показались вальдшнепы, и держались въ продолже-
ніе всего октября; но ихъ такъ было мало, что не
стоило и охотиться.
8-го ноября охотникъ Иванъ видѣлъ еще двухъ
вальдшнеповъ въ Верхней Богдановкѣ, потому что
минувшая осень у насъ была теплая и тянулась до
первыхъ чиселъ декабря
Вообще можно сказать, что главный осенній про-
летъ вальдшнеповъ въ окрестностяхъ г. Орла про-
должается не болѣе трехъ недѣль, а именно: съ 15-
го сентября по 6-е или 8-е октября. Появляются
они обыкновенно около 9-го сентября, а отлетаютъ
между 15-мъ и 20-мъ числами октября. Послѣ это-
го начинается уже настоящая охота на зайцевъ, съ
борзыми и гончими; но я не люблю ея, предпочитая
ей ружейную изъ-подъ лягавой.

Ал. Тарачковъ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Alex63



Зарегистрирован: 29.02.2016
Сообщения: 2

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 19, 2018 7:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Smile
[/url]
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов "ШОТЛАНДСКИЙ СЕТТЕР" -> Интересная и полезная информация Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB