Warning: mysqli_query() expects parameter 3 to be long, object given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 5

Warning: mysqli_query() expects at least 2 parameters, 1 given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 18
Секция "СЕТТЕР-ГОРДОН" ККОС МОО "ЛООиР"
Вход | Регистрация

Литература

"СКАКУН И РАБОТНИК"

01.06.2009
Два идеала легавой, несомненно, всегда будут существовать раздельно: 1) высшее проявление красоты работы, чутья и страсти - фильд-трайльсовая собака, которой можно наслаждаться как таковою, но которая для обычной охоты непригодна, и 2) собака для охоты - умная, разносторонняя, но менее стильная и быстрая. Между этими двумя типами легавой существует более глубокая разница, чем предполагают многие, те, например, которые считают собаку большого стиля просто собакой для охоты, но сортом повыше.

Хотя Фрам (Домманжэ), высказавший наиболее ярко мнение об этих двух типах, сильно разграничивает собак для охоты от собак большого стиля, в особенности в отношении полевых состязаний, для него все-таки трайлер остается собакой для охоты, преимущественно в местах откртытых, где большое чутье и аллюры так выгодны. Для меня собака высокого стиля, "скакун", по старой терминологии Сабанеева, нечто другое - это не орудие для целей охоты, но цель сама по себе, и эта цель - наслаждение благородством работы, высоким стилем и чутьем.

Для истинно спортивной собаки необходимы вполне определенные условия работы, вне которых не проявляются ее качества: открытое пространство, благородная дичь, благоприятный ветер - тут только она то темперамент и характер спортивной собаки скоро заставляют забывать о главной цели выхода в поле - все силы и внимание невольно будут направлены на ведение собаки. Все это далеко будет стоять от понятия о настоящей охоте.

На охоте неминуемо приходится поступаться и благородством работы, и ее быстротою, которые иногда просто бывают вредны, и самым "благородным", наоборот, со стороны собаки может в известных обстоятельствах оказаться и умеренный ход, и работа по ветру (а не против ветра), и не систематический поиск - все в зависимости от встречающихся условий.

Если "скакун" дает своей работой замечательные и незабываемые картины благородства движений, красоты стойки, дальнего чутья, то нельзя не признать своей особой прелести за работой "собаки для охоты", собаки-практика; не искрещивая пространства на громадном поиске "скакуна", а обыскивая менее систематично, но более благоразумно те разнообразные угодья, которые встречаются на пути, неутомимо работает собака "среднего стиля"; она понимает всякое слово хозяина, ведение ее не тяготит, они заодно в достижении одной цели. О преимуществах и значении "скакунов", о пригодности и непригодности их для охоты говорилось и писалось бесконечно много - спор обещает надолго и безысходно затянуться. В спорах этих все по-своему и правы и неправы одновременно; и те, которые отрицают скакуна за бесполезность его для работы в пересеченной местности, и те, которые, подобно Фраму, говорят, что выбор между собакой большого или умеренного стиля зависит только от вкуса и умения вести, и те, наконец, которые вообще считают трайлера непригодным для охоты: во всех трех случаях дело в одном - в отношении самого охотника к процессу охоты. Кто идет только бить дичь и в количестве ее видит успех охоты, тот никогда не примирится с трайлером; охотник, который ценит главным образом как убить дичь - ценит красивую обстановку, на охоте станет невольно подбирать места и условия, удобные для собаки высокого стиля. Только поэтому могут некоторые выдающиеся спортсмены наши и за границей пользоваться на охоте своими полевыми знаменитостями и утверждать, что они не портятся от этого. Скакун, попав в руки "охотника", в обычном смысле этого слова, вопервых, окажется одним мучением, а во-вторых, прямо испортится; охотнику покажется тяжелым ради собаки поступаться своим желанием успешно и много бить разнообразной дичи и ходить всюду - он постарается "выломать" собаку под новые условия, и, конечно, хотя она выломается т. е. испортится, но в своей новой роли окажется хуже собаки-"работника".

Любитель собаки большого стиля всю охоту приспосабливает так, чтобы дать возможность собаке проявить свои качества; он не сочтет большой потерей для себя, если ему не придется убить лишнюю птицу, имея в виду воспитание собаки: он не станет бить плохо сработанную птицу, отвернется от коростеля, считая это вполне естественным. Вот в каких руках понятен "скакун".

Если работа собаки "практика" будет полна ошибок и неправильностей с точки зрения наших испытаний, то и обратно "скакун" на охоте окажется неправ и в низшем положении, если вздумает работать по одному им усвоенному благородному шаблону - это и бросается в глаза в работе любого хорошего пойнтера, подготовленного для испытаний, когда он попадет в обычные для средней России охотничьи места, где столкнется с коростелем, курочкой, тетеревами при плохом ветре - здесь его "обставит" и заурядный "работник". Прямо поразительна бывает бестолковость узкого англичанина в этих условиях: как будто автоматическое совершенство в одном направлении уничтожает в нем всякую охотничью сообразительность.

Находятся любители, которые, как, например, Ф.Массо, отрицают на этом основании всякую пользу легавых большого стиля: раз они сами для работы на охоте не приспособлены, то их дети окажутся с этим недостатком. Но это значит умышленно или невольно не видеть того, что только благодаря наиболее выдающимся и быстрым представителям породы поднят и поддерживается средний уровень всей породы и получаются более умеренные, пригодные для охоты экземпляры. Даже континентальные породы не могут служить примером, потому что все те из них, которые считаются лучшими для охоты, имеют примесь благородной английской крови: немецкие гладкошерстные легавые, некоторые французские и даже гриффоны.

Только из среды двух пород выходят чисто фильд-трайльсовые животные большого стиля (они теперь только и конкурируют успешно на испытаниях высокого стиля - это пойнтера и английские сеттера; еще недавно ирландские сеттера могли равняться с ними, но эти времена прошли невозвратно.

Английские сеттера более чем, всякая другая порода чисто спортивная, то есть если уже это не типичный трайльсовый экземпляр, то полное ничтожество, без всякого перехода в виде собаки-работника. Ни одна другая порода, может быть, не даст столь стильных, быстрых собак, но зато ни одна другая так не трудна для разведения: из десяти выращенных английских сеттеров: едва ли удастся один, остальные и бесчуты, и слишком нервны или еще что-нибудь. Где тонко, там и рвется.

Стоя на одном полевом уровне с "англичанами", пойнтера передают свои качества более paвномерно, среди них нет почти абсолютно неполевых, и многие из них обладают качествами практической собаки, разница между полевыми и нерабочими семьями менее резкая.

Все континентальные породы легавых, из которых нам более интересны как наиболее совершенные, и распространенные - немецкая гладкошерстная и жесткошерстная и гриффон-норманс, а из английских - гордоны - являются чисто охотничьими породами; только у нас, за неимением другого рода испытаний, пускают их конкурировать с английскими сеттерами и пойнтерами, что в корне не допустимо. На прошлогодних испытаниях Московским Обществом Охоты был показан гордон Бен, весьма искусно подготовленный к этого рода состязанию: пущенный в поиск, он пошел ходом, не уступающим другим конкурентам; но скоро оказалось, что этого хода ему хватило всего на полчаса. Эта собака была готова к московским испытаниям, но и порчена по существу: на таком аллюре характер работы этой породы, столь ценный для охотника, пропал - гордон стал ненадолго посредственным пойнтером, "рыцарем на час", но потерял свой смысл.

Выше гордона трудно найти породу для охоты: соединяя в себе благородство и чутье всех вообще английских легавых, он вместе с тем является сообразительной, всесторонней собакой для охоты всюду; кто не ходил по лесной дичи с хорошим гордоном, тот не может себе представить всей прелести этой охоты.

Мода давно уже отвернулась от этой породы, отдав ее в руки промышленников и разночинцев, и судьба ее в скором времени будет решена, если и дальше так будет. Пока не все еще потеряно - вся надежда на редких любителей, оставшихся верными породе, побольше бы им единомышленников. Любимый наш прием - освежение крови выпиской из-за границы - здесь невозможен, так как порода, как в самой Англии, так и на остальном Западе, в упадке и остается одно - разыскивание у себя остатков былого величия и восстановление их.

Вот благородная задача для тех, кто не придерживается скакунов.