Warning: mysqli_query() expects parameter 3 to be long, object given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 5

Warning: mysqli_query() expects at least 2 parameters, 1 given in /var/www/gordonclub/data/www/gordonclub.ru/modules/node.inc on line 18
Секция "СЕТТЕР-ГОРДОН" ККОС МОО "ЛООиР"
Вход | Регистрация

Публикации и фотографии

Виктор КОЛОСОВ "ВОСПИТАНИЕ ЛЕГАВОЙ"

12.02.2010
Документ без названия

ВОСПИТАНИЕ ЛЕГАВОЙ
Основные навыки, необходимые легавой собаке для начала успешной работы в поле, она приобретает еще на стадии домашнего воспитания.
Только собака, полностью прошедшая курс предварительной, домашней дрессировки, готова к полевой натаске. Дрессировщик должен помнить, что на домашнюю дрессировку он может выделить несколько месяцев, на натаску же в поле - только несколько недель. Тратить эти драгоценные недели на то, чему можно научить дома, по меньшей мере неразумно.
Легавые собаки, в отличие от служебных или спортивно-служебных, должны на работе выполнять не так уж много команд. К основным командам, выполнять которые нужно научить собаку дома, относятся:
"Рядом!", "Ищи!", "Тихо!", "Ко мне!" (голосом, свистком или жестом), "Лежать!" (голосом или жестом), "Вперед!" (голосом или жестом) и сигнал к изменению ширины поиска (свистком). Следует иметь в виду, что к 8-10-месячному возрасту все эти команды собака должна выполнять безукоризненно в самой разнообразной обстановке - дома, на пустыре, на улице, в поле, один на один с дрессировщиком, по соседству с другими людьми и собаками. Трудно ли добиться этого от собаки? Трудно. Утешенье здесь только в одном: надо помнить, что умеющая все это выполнять собака уже натаскана больше чем наполовину, если не больше, и срок ее полевого обучения не будет длительным.
Будем считать, что упомянутые команды собака научилась выполнять, и более подробно остановимся на том,
ЧТО ЗАПРЕЩЕНО ЩЕНКУ
В период воспитания щенка и его первоначальной дрессировки следует не допускать всего того, что может осложнить работу с молодой собакой в поле во время ее натаски. Очень многие начинающие охотники полагают, что домашняя дрессировка - это одно, а полевая натаска - совсем другое. Они считают, что со бака, попав в обстановку, отличающуюся от той, в которой она до сих пор находилась, должна под влиянием охотничьих инстинктов как бы переродиться, забыть все ненужное для охоты и быстро приобрести все то, что для охоты необходимо. "Природа раньше или позже возьмет свое, и собака станет делать то, что от нее требуется", - рассуждают они. Резон в этих рассуждениях, несомненно, есть. Действительно, полевые охотничьи качества легавых собак - качества врожденные, передаваемые из поколения в поколенье. Собака, оказавшись в среде, благоприятной для проявления и развития этих качеств, достаточно быстро их проявит.
Дело, однако, осложняется тем, что охотничьи инстинкты у собак начинают проявляться гораздо раньше первого выхода на натаску. Первые встречи с голубями или воронами на улице, с кошкой во дворе, с какими-либо птичками в клетках - все это по сути встречи с возможной добычей. Уже во время этих встреч у щенка впервые начинают проявляться охотничьи инстинкты, и от того, как ему будет позволено реагировать на такие или подобные им объекты, зависит довольно многое во время будущих встреч с настоящей дичью в полях. Как же должен вести себя дрессировщик при подобных встречах и что можно разрешать щенку, а чего разрешать не следует? Здесь возможны две ошибки. Первая - полное попустительство щенку или даже подстрекательство его к погоне за птицами или кошками на улице. Вторая - резкое вытравливание всяких попыток щенка хотя бы просто поинтересоваться птицами. Гонять птиц или кошек щенку запрещено категорически, но интересоваться ими, пытаться прихватить их запах, идя к ним на ветер, вполне допустимо и даже желательно. Поэтому самые правильные действия дрессировщика при встрече, скажем, с группой голубей, расположившихся где-нибудь на газоне, будут состоять в том, чтобы со щенком, взятым на поводок, зайти к голубям издалека с подветренной стороны и медленно приближаться к ним вплоть до их подъема. На попытку щенка броситься за птицами следует ответить командой "Лежать!*' с одновременным несильным дерганьем поводка. Если приходится проходить мимо голубей или кошки без захода к ним из-под ветра, и щенок сделает попытку броситься на них, то реакция дрессировщика должна быть подобной описанной выше. Вместе с тем отнюдь не надо избегать встреч щенка с животными на улице, если есть возможность вовремя пресечь его нежелательные действия по отношению к ним. Охотничьи инстинкты должны поощряться, но до определенной степени.
В одном случае, однако, попытки щенка броситься на птиц должны быть пресечены достаточно резко. Речь идет о домашней птице - курицах, утках и т.п. где- нибудь на деревенском дворе, где щенку придется оказаться как-нибудь вместе с хозяином. Два-три запоминающихся урока отучат щенка бросаться на домашнюю птицу, а охотника избавят от достаточно серьезных неприятностей в будущем, когда придется останавливаться на ночлег в сельской местности во время охоты.
Крайне нежелательно перепоручать прогулки со щенком детям; лучше, если они это будут делать под надзором дрессировщика.
Где бы то ни было, за исключением собственной квартиры, безусловно запрещается оставлять щенка без надзора. Во многих семьях практикуется, к сожалению, обычай брать с собой молодую собаку во время лесных прогулок, туристических путешествий, выездов за гриба ми и ягодами и т.п. Мало того, что это запрещено правилами использования охотничьих собак и трактуется как браконьерство, такие выезды могут нанести очень большой ущерб и самой собаке. В парках, рощах, лесу крайне трудно уследить за собакой и держать ее все время рядом с собой. Предоставленная самой себе собака носится меж кустами и деревьями и вполне может совершить при этом множество нежелательных действий. Самое опасное и абсолютно при этом неизбежное - подъем ею мелких лесных птичек и гоньба их. Случись подобные действия на глазах у владельца, он смог бы как-то пресечь их или наказать за это собаку. Но если собака бесконтрольна, то предаться гоньбе она сможет в полное свое удовольствие, оставшись при этом безнаказанной. Пара таких пробежек, и можно считать, что ее владельцу придется достаточно туго как-нибудь во время натаски.
Вторая неприятность от лесных прогулок - это приобретенная там собакой привычка обнюхивать разного рода следы, "ковыряться" в следах, пользоваться не верхним, а нижним чутьем. Собаку, научившуюся "утюжить" носом землю в поисках следов, отучить от этого будет нелегко. Наконец, при бесконтрольности собаки нарушается ее контакт с человеком. Оставшись же без надзора, она начинает понимать, что может совершить ряд действий, ранее ей запрещаемых, без всяких ответных мер со стороны человека. В результате дрессировщик замечает, что после подобных прогулок собака становится гораздо менее послушна и в ответ на отданную команду сплошь и рядом начинает как бы размышлять, стоит ли ее выполнять. И это тоже затруднит натаску. Из сказанного не надо делать вывод, что летом, живя на даче, нельзя брать щенка с собой, так сказать, на природу. Такие прогулки очень полезны, но преследовать они, кроме пользы, должны обязательно и еще одно, а именно, дополнительную работу с собакой, отработку команд в полевых условиях, подготовку собаки к натаске.
ЧТО ТАКОЕ НАТАСКА
Каждый охотник, решивший самостоятельно натаскивать свою собаку, должен ясно представлять себе, чего он будет добиваться от нее. Выход в поле на авось, в надежде на то, что собака, будучи породной, сама со временем станет все делать как надо, как правило, приводит к отрицательному результату. Собаку, прошедшую такую "школу", наверняка придется потом переучивать, а это не всегда по силам начинающему охотнику.
Натаска - это обучение собаки в поле всем приемам или развитие приемов, которые дадут возможность собаке с максимальным успехом выступить на полевых испытаниях, а охотнику с максимальной добычливостью охотиться с ней. Собака считается натасканной, если она правильно и типично для породы выполняет целый ряд действий.
Прежде всего, собака, пользуясь чутьем, должна быстро, как только возможно найти всех без исключения охотничьих птиц, находящихся на пути следования охотника, и, используя типичные для породы приемы, отработать их.
Что значит "пользуясь чутьем"? Разве не естественно, что легавая собака ищет именно чутьем? Это, конечно, так, но дело в том, что почти ни одна легавая собака во время первых выходов в поле чутьем не пользуется. Даже заинтересовавшись птицей, а это тоже дело времени, она предпочитает искать ее зрением. Многие легавые первые стойки делают именно "на глазок", видя сидящую где-нибудь на травинке мелкую полевую пичужку. Так что научить собаку пользоваться чутьем для поиска птиц и отучить ее от использования зрения - первая задача натасчика.
Легавая должна найти птиц "быстро, как только возможно". Это ясно. Только собака с быстрым ходом, если, конечно, у нее "ноги по чутью", может в единицу времени обыскать большую площадь и найти больше птиц. С такой собакой охота добычливее. Выражение "ноги по чутью" означает, что ход у собаки такой, что она имеет возможность на ходу причуять птицу, а не проскочить ее, как говорили раньше егеря, "на выдохе". Собаке со слабым чутьем быстрый ход только помеха, она будет проскакивать птиц и спарывать их, т.е. поднимать без причуивания, на следующей параллели.
Быстрый ход, однако, не означает быстрого поиска. Бывает так, что летящая пулей собака то и дело замедляет ход и начинает или проверять совершенно не типичные для птиц места, или "ковыряться" в старых набродах и сидках, где птиц давным-давно нет. Отсюда потеря времени, а следовательно, потеря добычливости. Значит, вторая задача натасчика - сдерживать чрезмерно быстрый ход собаки, не обладающей сильным чутьем, не позволять собаке делать остановки в нетипичных местах, не допускать, чтобы она задерживалась на старых набродах.
Следующая задача натасчика - научить собаку находить "всех без исключения" охотничьих птиц, оказавшихся на пути охотника. Каким образом решается эта задача? Прежде всего, в результате абсолютно правильного поиска собаки. Собака должна так обыскать местность, чтобы не осталось необысканных участков. Наилучший поиск - челнок, при котором собака скачет поперек движения охотника, перпендикулярно направлению ветра, сдвигаясь постепенно в сторону ветра. Расстояния между параллелями должны быть равными или чуть меньше дальности чутья собаки. Отход собаки в стороны от охотника должен быть большим, чтобы она захватила большую площадь при поиске, но в то же время зависящим от скорости собаки и сил охотника. Если собака на быстром ходу закладывает параллели длиной 150-180 метров и на одной такой параллели вдруг станет на стойку в самом ее конце, метрах в 80 от охотника, то подбежать туда пожилому охотнику будет не так-то легко. С другой стороны, если собака - тихоход, то на каждую такую параллель она потратит довольно много времени, охотник уже тем временем придется стоять на месте, дожидаясь ее, что скоро наскучит. Таким образом, если собака быстрая, а охотник молод - пусть она ходит широко. Если же у собаки ход медленный, лучше, если она будет ходить поуже. Научить ее этому - задача натасчика.
Еще одна задача натасчика - научить собаку искать и отрабатывать только птиц, являющихся объектами охоты. На пути следования охотника могут оказаться, наряду с охотничьими птицами, и всякие прочие птицы и звери. По всем этим объектам легавая стоек делать не должна.
Обнаружив во время поиска дичь, т.е. прихватив на ходу ее запах, легавая должна немедленно развернуться на ветер, уточнить чутьем, является ли этот запах запахом охотничьей птицы и, если это так, осторожно продвинуться к птице на потяжке, уточняя по мере движения место ее нахождения, и стать на стойку. Легавая должна, держа птицу на чутье, дожидаться подхода охотника и ни в коем случае не поднимать ее на крыло самостоятельно до его подхода. Если птица начинает убегать от собаки, легавая должна осторожно перемещаться за ней, держа ее на чутье, опять-таки не поднимая на крыло до подхода охотника. Развить типичные потяжку и стойку собаки, научить ее не подходить слишком близко к птице, не "напирать" на нее, чтобы не спугнуть, а также не поднимать без команды - следующие задачи натасчика.
Наконец, последнее, что должна сделать легавая, это быстро поднять птицу на крыло по команде охотника и остаться на месте после ее подъема, не делая ни малейших попыток последовать за взлетевшей птицей. Всему этому тоже должен научить ее натасчик.
Итак, цели натаски и задачи натасчика по достижению этих целей определены. Однако это еще не все. Еще рано брать собаку и ехать с ней в поле. Натасчик должен еще заранее определиться с временем натаски, местом ее и дичью для натаски.
ВЫБОР ВРЕМЕНИ, ДИЧИ И МЕСТА НАТАСКИ
К сожалению, в наши дни возможности выбора времени для натаски собаки, а также дичи и места крайне ограниченны, и приходится пользоваться тем, что есть. Но если возможность такого выбора все же представляется, дать хотя бы некоторые рекомендации начинающему охотнику необходимо.
Итак, время натаски. Лучшим временем для начала полевой работы с собакой считается в средней России период с середины мая до середины июля. Это не значит, конечно, что именно в это время надо тащить в поле любую собаку. Лучшим возрастом легавой для начала работы с ней в поле считают восемь месяцев. Поэтому, если собаке исполняется восемь месяцев в мае, то можно считать, что ей повезло, и надо начинать с ней работать. Более старших собак тоже, не теряя времени, надо вести в поле. С молодыми же, не достигшими этого возраста, надо повременить и вывести их в поле позднее.
Лучшей птицей для натаски следует признать болотную - дупеля и бекаса. Чем это объясняется? Дело в поведении этих птиц, а также в местах их обитания в названный период времени. Дупель, как правило, не дает длинных набродов, а набродив, находится здесь же, среди своих следов. Поэтому собака, прихватив запах, вынуждена сразу работать верхом, чуять саму птицу, не отвлекаясь на ее следы, что при неоднократном повторении могло бы испортить верховую манеру причуивания, абсолютно необходимую на полевых испытаниях. Дупель - смирная птица, хорошо сидит на сидке, выдерживая достаточно близкий подход собаки, а то, что он обитает в сырых местах, помогает собаке лучше пользоваться чутьем, ибо при повышенной влажности воздуха проявляемая собаками дальность чутья увеличивается. Дупель кормится на выгонах, потных луговинах, малотопких кочкарниках, т.е. в местах, где трава в мае-июне, как правило, невысокая и собаку хорошо видно, что позволяет все время держать ее на виду.
Будучи поднятым, дупель перемещается недалеко, что дает возможность использовать одну птицу для повторного наведения легавой, иной раз даже неоднократно. Надо, однако, учитывать, что в жаркое время дня, а также в засушливые периоды дупель перемещается в крепи, где и найти его непросто, и поднять нелегко.
Неплох для натаски и бекас, который тоже дает мало набродов и обитает в сырых местах. Бекас отличается от дупеля тем, что в разное время дня находится в разных местах: если утром он был и оставил свои наброды в одном месте, то уже чуть позже его там не найдешь. Это положительное явление, так как используя его, можно научить собаку отличать запахи следов от запаха самих птиц. Положительным при натаске по бекасу является и то, что будучи очень осторожным, он взлетает неблизко от собаки, а летит и удаляется от нее быстро, не провоцируя ее на гоньбу, что нередко случается с дупелем. К отрицательным сторонам натаски по этой птице относится то, что в мае-начале июня бекас чрезмерно строг и часто поднимается вне чутья собаки. К тому же бекас нередко сидит в канавах, что затрудняет собаке возможность его причуивания. Поднятый, он перемещается сплошь и рядом очень далеко, что делает невозможным использование этой птицы для повторного наведения собаки.
Натаска по болотной птице имеет и еще ряд преимуществ в силу самого характера местности, где обитают эти птицы. Заболоченные участки лугов, выгоны лишены, как правило, участков с кустарником или зарослями бурьяна, где птицы могут затаиваться и чрезмерно близко подпускать собаку, а также убегать от нее по земле. Собака здесь вынуждена работать на пределе чутья, осторожно, вовремя становясь на стойку, чтобы не спугнуть птицу. Таким образом, именно по болотной птице можно как бы заставить собаку раскрыться полностью, показать все, на что она способна.
Равнинный характер этих мест, отсутствие здесь зарослей высоких трав и кустарников способствует плавному распространению струй запаха от дичи. Запах меньше дробится, меньше перемешивается с другими запахами, и это тоже позволяет собаке полнее продемонстрировать свои возможности.
При отсутствии дупелей и бекасов приходится начинать натаскивать собаку по перепелу. Делать это можно все лето. Перепел, как и дупель, перемещается, будучи поднятым, недалеко, поэтому одну птицу для наведения собаки можно использовать несколько раз. Однако перепел обитает в сухих местах, поэтому причуивание его собакой затруднено. Эта птица оставляет много набродов, и неопытная собака часто начинает ковырять низом. Молодые перепела очень часто западают, прижимаясь к земле или прячась в ямки, сжимаются и практически не дают запаха, вернее, их запах не поднимается до движущихся слоев воздуха, поэтому молодая легавая найти их не может.
Иногда практикуется натаска собак по подсадному перепелу, что является каким-то выходом при полном отсутствии вольной птицы. Следует отметить, что такую натаску лучше проводить не в типичных сухих местах обитания вольного перепела, а где-нибудь на потных луговинах, где молодой собаке причуять птицу будет легче.
Но что делать, если поблизости нет болот с болотной птицей или полей с перепелами? Тогда поневоле приходится начинать работу с легавой по лесной птице. Почему это считается крайне неудачным выходом из положения? Из всего сказанного ранее читателю, по-видимому, ответ уже ясен.
Лес гораздо в большей степени богат отвлекающими факторами, мешающими натаске собак. Здесь и зайца можно чаще встретить, и всяких птичек гораздо больше, а предотвратить нежелательные действия собаки при встрече с ними гораздо труднее, так как она в поиске часто скрывается за кустами или деревьями. Надлежащего поиска собаки в лесу не отработаешь, здесь нет ветра постоянного направления, сплошь и рядом ветер вообще отсутствует. Птица, которой приходится пользоваться в лесу для натаски собаки, - это в основном тетерев, летом очень близко подпускающий к себе собаку, а потом долго убегающий от нее перед взлетом. При работе по тетереву собаке не надо большого чутья, и она не пользуется чутьем полностью, не раскрывает всех своих способностей. Отработка верховой манеры причуивания в лесу невозможна, поэтому легавая в лесу практически портится, приобретая трудно искоренимые навыки следового причуивания. Мало того, как показал опыт, собака, натасканная по лесной птице, в большинстве случаев отказывается потом работать по болотной дичи.
Однако если другой птицы нет, приходится идти в лес. Что же надо предпринять натасчику, чтобы натаскать собаку и в то же время как можно меньше испортить ее?
Прежде всего следует выбрать для натаски такое место, где птица заведомо есть, чтобы по возможности уменьшить время пребывания собаки в лесу. При предварительной разведке места надо иметь в виду, что наиболее вероятные места обитания тетеревов - это березовое мелколесье по краям моховых болот, поля овса, примыкающие к таким болотам, редкие рощи с полянами, где растет земляника, нетопкие моховые болота с клюквой и брусникой. В чащобу, где тетерев тоже может иногда встретиться, вести собаку нельзя.
Натаскивая собаку по лесной птице, следует все время держать ее в поле зрения, для чего как можно чаще пользоваться свистком. Нельзя позволять собаке даже ненадолго скрываться из глаз.
Наконец, последнее. При лесной натаске надо избегать хождений по одним и тем же местам. Собаки обладают очень хорошей зрительной памятью, и раз встретившись в каком-то месте с такой впечатляющей птицей, как тетерев, хорошо запомнят это место и при попадании сюда вновь станут искать старого знакомого, которого в это время здесь может и не быть. Собака начнет ковыряться в набродах, распутывать старые следы, тем самым приобретая склонность к следовой манере причуивания.
Из сказанного ясно, что если есть хоть малейшая возможность использовать для натаски болотную птицу, натасчик должен приложить к этому все усилия. Надо иметь в виду, что каждая легавая после натаски должна быть показана на полевых испытаниях, чтобы пополнить ряды производителей. Наиболее же полно проявить себя она сможет, как уже неоднократно отмечалось, только на испытаниях по болотной птице. Именно поэтому ниже будет рассказано только о такой натаске легавых, готовящей собак и к испытаниям, и к охоте.
Виктор КОЛОСОВ
Охота и охотничьи собаки N 4 - 1996